ул. Малая Дмитровка, д. 16/6 +7 (495) 987-18-70

РБК.PRO – От тюрьмы до сумы: до чего пандемия может довести гендиректора



От тюрьмы до сумы: до чего пандемия может довести гендиректора

Чтобы удержать бизнес на плаву после карантина, руководство компаний может прибегнуть к крайним и высокорисковым мерам. О том, какие средства «спасения» могут обернуться обвинительным приговором, рассказал Алексей Сердюк, адвокат «Князев и партнеры».

Невыплата зарплат и «золотые парашюты»

Одной из главных нагрузок на бизнес во время карантина стала необходимость поддержания фонда оплаты труда — в этот период у многих предприятий просто не было выручки. Для тех компаний, которые не успели накопить достаточные резервы, поддержание ФОТ может пойти вразрез с необходимостью погашения задолженностей перед поставщиками. Так что, решая дилемму «кому платить», руководство обычно выбирает последних. Ведь, если удастся сохранить бизнес, можно будет в будущем погасить задолженность перед работниками, да еще и с компенсациями за «терпение».

Однако с точки зрения законодательства частичная невыплата заработной платы свыше трех месяцев или полная невыплата свыше двух месяцев при наличии движения денежных средств по счетам компании — это преступление (ст. 145.1 УК). Состав преступления отсутствует, если у компании не было реальной возможности исполнить обязательства перед работниками. Доказательством в этом случае будут:

  • банковские выписки по движению денежных средств;
  • наличие задолженности перед контрагентами;
  • ведение переговоров с собственниками компании о внесении личных средств на счет компании;
  • подача в банк заявки на получение кредита;
  • выставление на продажу имущества компании и т.д.


Доказательством правонарушения работодателя будет выплата зарплаты руководителю организации. Поэтому, чтобы избежать ответственности по рассматриваемой статье, директору нужно доказать отсутствие личной заинтересованности — подтвердить, что он предпринял все возможные действия, направленные на выплату зарплаты сотрудникам. Если таких доказательств нет, то избежатьпривлечения к уголовной ответственности можно, только если погасить задолженность передработниками в течение двух месяцев с момента возбуждения уголовного дела.

Желание мирно разойтись с работником в кризис с выплатой ему больших сумм бонусов, компенсаций и «золотых парашютов», также может обернуться для руководителя компании уголовным наказанием за злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК) или за растрату (ст. 160 УК), если сотрудники правоохранительных органов усмотрят завышенный, а значит, необоснованный размер таких выплат. Чтобы защититься от уголовного преследования, директору следует представить доказательства того, что у него есть полномочия на определение «зарплатной» и «премиальной» политики в организации. В этом помогут учредительные документы, должностная инструкция, трудовой договор, внутренние положения о выплатах сотрудникам. Они подтвердят, что действия директора были направлены на исполнение внутренних документов, а значит, он действовал в строгом соответствии с полномочиями.

Для эффективной защиты руководителю также нужно доказать, что своими действиями он не нанес вред интересам организации. Подтвердить это можно положением о выплатах, которое утверждено самими собственниками компании, результатами, которые получила компания от деятельности уволенного работника, объективными обстоятельствами, которые послужили основанием для выплат (например, если работник попал под условия для выплаты компенсации), незначительностью суммы выплат в сравнении с прибылью и оборотом компании.

Агрессивная налоговая оптимизация

В попытке сократить расходы компании могут прибегнуть к агрессивной налоговой оптимизации. Это тоже грозит уголовно-правовыми рисками. Типовые схемы уклонения от уплаты налогов — это дробление бизнеса и использование фирм-однодневок, которые не осуществляют реальную финансово-хозяйственную деятельность (письмо ФНС от 13.07.2017 № ЕД-4-2/13650@).

Если сотрудники правоохранительных органов предъявляют компании претензии, из-за того, что поставщики не подтвердили ваши сделки, руководству нужно собрать доказательства реальности «спорных» операций:

  • наличие у контрагента материально-технической базы и штата, которые необходимы для исполнения договора (при их отсутствии нужна информация о привлечении соисполнителей);
  • сведения о проводимых переговорах, которые предшествовали сделке (в том числе переписка с контрагентом);
  • информация об исполнении сделки и приемке результатов (например, объяснения сотрудников).


Преступное уклонение от уплаты налогов может быть только с прямым умыслом. Если его нет, то это лишь налоговое правонарушение. В пользу отсутствия умысла свидетельствуют, например, такие факторы, как убеждённость гендиректора в полноте исполнения «спорных» сделок и проявление должной осмотрительности по «спорным» контрагентам. Помните, оказаться на скамье подсудимых может не только руководитель компании, но и главный бухгалтер, а также собственник.

Дробление бизнеса — это когда компания в отсутствие экономического обоснования делится на ряд мелких организаций, которые используют специальные налоговые режимы для минимизации налогов. Чтобы защититься от претензий правоохранителей, нужно доказать, что указанные мелкие компании являются самостоятельными игроками на рынке (не только де-юре, но и де-факто). В пользу преступной схемы будут свидетельствовать такие факторы, как:

  • общие торговые и складские площади;
  • единые заказчики и поставщики;
  • работа одних и тех же сотрудников в нескольких компаниях;
  • совпадение юридических и фактических адресов, IP-адресов, телефонов;
  • общее ведение бухучета;
  • общие выгодоприобретатели от деятельности компаний и т.д.
     

Для эффективной защиты необходимо доказать отсутствие вышеуказанных признаков. Однако даже если в действиях руководства компании есть состав преступления, избежать уголовной ответственности можно, воспользовавшись примечанием к ст. 199 УК — уплатив в полном объеме сумму недоимки, пеней и штрафа.

Неисполнение договорных обязательств

Из-за жестких ограничительных мер во время борьбы с коронавирусом многие компании не справились со своими обязательствами перед контрагентами (задержки по срокам исполнения, невозможность поставить товар из-за проблем с логистикой и т.д.). Последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора или госконтракта могут быть не только гражданско-правовыми.

Например, руководителя «не справившейся» компании могут привлечь к уголовной ответственности за мошенничество, если он не докажет, что на момент заключения сделки у него отсутствовал умысел на хищение. Чтобы перевести спор из уголовно-правовой плоскости в гражданско-правовую, необходимо собрать доказательства того, что вы действительно собирались исполнить сделку и делали для этого все возможное. Можно выделить три временных этапа действий руководства по спорной сделке.

  1. До заключения сделки — необходимо доказать, что у компании были активы, покрывающие сделку, достаточная материально-техническая база, персонал, ресурсы или средства для их закупки.
  2. До наступления срока исполнения обязательства — необходимо доказать, что руководитель совершал действия, которые были направленны непосредственно на выполнение обязательства в срок. Об этом может свидетельствовать выполнение части работ, закупка ресурсов, поиск и привлечение соисполнителей и т.д.
  3. После срока исполнения обязательства — нужно доказать, что руководитель предпринимал попытки урегулировать ситуацию с контрагентом. В этом поможет письменное уведомление партнера о возникших сложностях и предложение решить проблемы. Например, можно предоставить отсрочку исполнения обязательств, рассрочку по возврату денежных средств или пересмотреть условия сделки.
     

Несмотря на наличие специальных норм о «предпринимательском» мошенничестве (ч. 5–7 ст. 159 УК), причинение ущерба в подобных ситуациях на сумму свыше 1 млн руб. в абсолютном большинстве случаев квалифицируется сотрудниками правоохранительных органов по ч. 4 ст. 159 УК. Это значит, что сохраняется риск того, что руководителя заключат под стражу. Для сравнения, число осужденных по ч. 4 ст. 159 УК в 2019 году составило 4234 случая, что практически в 33 раза превышает количествоосужденных за «предпринимательское» мошенничество, по которому были осуждены всего 129 человек.

Если поставщик по госконтракту не выполнил свои обязательства по контракту на сумму свыше 1 млн руб., но акт уже подписали, то ему грозит уголовная ответственность по ч. 4 ст. 159 УК. Если правоохранители еще и докажут сговор с госзаказчиком, то руководителю компании-поставщика может грозить пособничество в растрате (ч. 4 ст. 160 УК) либо та же ч. 4 ст. 159 УК, но уже в группе лиц вместе с представителем госзаказчика.

Для защиты от претензий нужно доказать отсутствие ущерба и умысла на хищение. Отсутствие ущерба подтвердит наличие реального результата, соответствующего требованиям технического задания (даже если иностранные материалы «застряли» на таможне и без надлежащего согласования материал был заменен на российский аналог при отсутствии разницы в качестве, подтвержденной заключением эксперта, состав будет отсутствовать ввиду отсутствия ущерба), пояснения работников, участвовавших в выполнении контракта, заключение специалистов об исполнении контрактных обязательств в полном объеме.

Подтвердить отсутствие умысла на хищение поможет объяснение фактических причин подписания закрывающих документов до момента выполнения работ. Например, это может быть сделано, чтобы госзаказчик освоил бюджет при объективных сложностях в реализации контракта. О желании исполнить обязательства по контракту после оплаты в полном объеме будут свидетельствовать деловая и электронная переписка, пояснения исполнителей и представителей заказчика, подтверждение таких договоренностей с соисполнителями, а также фактическое исполнение обязательств после подписания актов и оплаты по ним.

Кредитные обязательства перед банком

Чтобы доказать отсутствие умысла при неисполнении обязательств по кредитному договору с банком, нужно учитывать ряд особенностей. Руководство компании должно доказать, что перед заключением кредитного договора у организации имелись активы, которые покрывали кредит, и достаточная прибыль для будущих выплат. Об отсутствии умысла на хищение будут свидетельствовать действия, направленные на исполнение договора. Например, своевременные платежи по кредиту до возникновения финансовых сложностей, которые были вызваны ограничительными «коронавирусными» мерами.

Снизить уголовные риски также можно, если попытаться урегулировать проблемы с банком. В этом поможет письменное уведомление банка о сложностях и предложение вариантов совместного выхода из ситуации. Например, просьба предоставить отсрочку по кредиту.

Неисполнение обязательств по кредитному договору может быть квалифицировано как мошенничество в сфере кредитования (по ст. 159.1 УК) либо по общей статье о мошенничестве (ст. 159 УК). Чтобы компании не вменили ст. 159.1 УК, руководству компании нужно доказать, что оно представило достоверные сведения банку при согласовании кредита.

Дата публикации: 07.07.2020
Источник

Издание
от 07.07.2020
Эксперт
Сердюк
Алексей Викторович
Скачать статью

Контакты

127006 г. Москва,
ул. Малая Дмитровка, д. 16/6
+7 495 987-18-70 — многоканальный
+7 495 699-34-03 — факc
ПН-ПТ с 9-00 до 20-00 СБ с 11-00 до 16-00 ВС выходной
Скачать реквизиты