ул. Малая Дмитровка, д. 16/6 +7 (495) 987-18-70

Адвокатская газета № 15/2021 - Неоднозначно разрешаемые споры


Неоднозначно разрешаемые споры.
Фактические действия по охране имущества не всегда свидетельствуют о принятии наследства.

Материал выпуска № 15 (344) 1-15 августа 2021 года.

В комментарии к статье Сергея Макарова «Способы доказывания» (см.: «АГ». 2021. № 15 (344)) автор отмечает неоднозначность подходов судов, необходимость учета множества нюансов, приводит примеры из судебной практики, иллюстрирующие способы разграничения случаев фактического принятия наследства и охраны недвижимого имущества наследодателя без намерения вступить в наследование.

Статья адвоката Сергея Макарова о фактическом принятии наследства – интересное исследование сложившейся современной правоприменительной практики и некоторых основополагающих законодательных положений.

Наследственные споры представляют собой довольно сложную и неоднозначно разрешаемую категорию дел. В судебном разбирательстве по подобным вопросам необходимо учесть множество нюансов.

После смерти наследодателя его родственники могут принять наследство формальным и фактическим способами.

Если формальный способ – весьма четкий и налаженный процесс, то при фактическом принятии наследства могут возникнуть различные спорные ситуации.

В первую очередь, за принятием наследства стоят люди. Зачастую, после смерти близкого человека они могут находиться в шоковом состоянии и не отдавать себе отчета в своих действиях, а также в том, что им нужно оформлять наследство. Фактически принимая наследство, человек не всегда делает это в соответствии с законом.

Как показывает практика, фактический способ принятия наследства распространен в большей степени в отношении недвижимого имущества, а именно при принятии квартир, дачных участков, жилых домов в деревнях, селах, в которых люди десятилетиями живут со своими семьями и могут не подозревать, что у них существуют какие-либо проблемы с оформлением права собственности на подобные объекты.

В ст. 1153 Гражданского кодекса РФ установлен перечень действий наследника, которые могут свидетельствоватьо том, что фактически наследство было принято.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» также содержится дополнительный перечень действий, которые могут свидетельствовать о факте принятия наследства (п. 36):

«В качестве таких действий, в частности, могут выступать: вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания), обработка наследником земельного участка, подача в суд заявления о защите своих наследственных прав, обращение с требованием о проведении описи имущества наследодателя, осуществление оплаты коммунальных услуг, страховых платежей, возмещение за счет наследственного имущества расходов, предусмотренных статьей 1174 ГК РФ, иные действия по владению, пользованию и распоряжению наследственным имуществом. При этом такие действия могут быть совершены как самим наследником, так и по его поручению другими лицами. Указанные действия должны быть совершены в течение срока принятия наследства, установленного статьей 1154 ГК РФ».

Указанные доводы подтверждаются сложившейся судебной практикой. Например, в апелляционном определении Московского городского суда от 22 июля 2020 г. по делу № 33-13499/2020 указано:

«…Разрешая требования Д. об определении долей в общей собственности на квартиру, суд первой инстанции, оценив представленные доказательства, пришел к выводу об удовлетворении данных исковых требований, определив между Д. (до брака Б.) Е.В., Селезневой (до брака Б.) Т.С., Карьянской (до брака Б.) Е.С., Б. и умершей К.А. доли в праве общей совместной собственности на квартиру по адресу: ***, по 1/5 доле в правесобственности за каждым.

Установив, что Д. после смерти К.А. фактически приняла наследство, совершила действия по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, таккак в ходе рассмотрения дела подтвердилось, что она после смерти отца пользуется спорной квартирой и несет расходы по ее содержанию, является единственным наследником первой очереди по закону после смерти матери, в связи с чем суд первой инстанции также обоснованно пришел к выводу об удовлетворении требований Д. об установлении факта принятия наследства, признав за ней право собственности в порядке наследования по закону после смерти матери - К.А., на 1/5 долю в праве собственности на квартиру по адресу: ***…»

Важно заметить, что в законодательстве содержится оговорка о тех случаях, когда лица предпринимают необходимые усилия для сохранения имущества, но не желают принимать его в качестве наследства.

В уже названном мною постановлении Пленума Верховного Суда РФ указано (п. 37):

«Наследник, совершивший действия, которые могут свидетельствовать о принятии наследства (например, проживание совместно с наследодателем, уплата долгов наследодателя), не для приобретения наследства, а в иных целях, вправе доказывать отсутствие у него намерения принять наследство, в том числе и по истечении срока принятия наследства (статья 1154 ГК РФ), представив нотариусу соответствующие доказательства либо обратившись в суд с заявлением об установлении факта непринятия наследства».

Такие действия следует разграничивать с поступками наследников, свидетельствующими о намерении получитькакое-либо имущество, оставшееся после смерти наследодателя.

Подобные случаи нашли отражение в судебной практике. Так, в апелляционном определении Московскогогородского суда от 14 февраля 2020 г. по делу № 33-5447/2020 указано следующее:

«…Таким образом, в силу ст. 1153 ГК РФ, если наследником совершены действия, свидетельствующие о фактическом принятии им наследства, то именно на нем лежит обязанность доказать факт того, что наследство принято не было. В частности, к таким допустимым доказательствам могут относиться заявление об отказе от наследства (ст. 1159 ГК РФ) либо решение суда об установлении факта непринятия наследства.

Как усматривается из материалов дела, определением Арбитражного суда Иркутской области по арбитражному делу № А19-20106/2016 от 18 июля 2017 г. на основании ст. 10 ГК РФ отказ Ш. от наследства ввиде 1/2 доли квартиры, расположенной по адресу: ***, признан незаконным, злонамеренным, совершенным сцелью ухода от гражданско-правовой ответственности в виды выплаты долга кредитору в сумме более 40 000 000 рублей.

Финансовый управляющий Г.Д., обращаясь в суд с иском, ссылался на фактическое принятие Ш. наследства после смерти сына, выразившееся в регистрации и фактическом проживании в спорной квартире.

Возражая против данных доводов, Ш. и ее представитель ссылались на то, что Ш. действий по фактическому принятию наследства после смерти сына не совершала, проживание в квартире на дату и после смерти наследодателя таким основанием не является, поскольку указанное жилое помещение, собственником которого в размере 1/2 доли является Ш., для нее единственным местом проживания…»

Как следует из представленной информации, споры о признании лиц принявшими наследство являются существенной частью современной правоприменительной практики.


Издание
от 27.07.2021
Эксперт
Насртдинова
Елизавета Игоревна
Скачать статью

Контакты

127006 г. Москва,
ул. Малая Дмитровка, д. 16/6
+7 495 987-18-70 — многоканальный
+7 495 699-34-03 — факc
ПН-ПТ с 9-00 до 20-00 СБ с 11-00 до 16-00 ВС выходной
Скачать реквизиты