ул. Малая Дмитровка, д. 16/6 +7 (495) 987-18-70

Журнал «Акционерное общество» – Обзор судебной практики рассмотрения споров о взыскании убытков, причиненных незаконным списанием акций



В судебной практике в качестве одной из проблем было и остается незаконное списание акций с лицевого счета. Данный вид нарушения прав акционеров в корпоративном праве рассматривается в качестве одного из видов споров о корпоративном контроле. Это связано с тем, что утрата акций влечет потерю прав, вытекающих из них, что приводит к существенному нарушению корпоративных прав.

Ввиду специфики способа нарушения прав путем списания акций существуют отличительные особенности, позволяющие эти права грамотно восстановить.

В качестве основы для восстановления нарушенного права можно обратиться к ст. 15 Гражданского кодекса РФ, которая гласит:

1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено,вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы».

Следовательно, при нарушении корпоративных прав акционер, помимо восстановления записи по счету, об истребовании акций из незаконного владения, может потребовать возмещения причиненных убытков, включающих реальный ущерб и упущенную выгоду.

Однако необходимо доказать ряд обстоятельств.

 1. Согласно судебной практике, удовлетворение исковых требований о взыскании убытков, причиненных незаконным списанием акций, зависит от наличия причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и понесенными убытками, а также от доказывания факта наличия убытков у истца.

Рассмотрим несколько примеров из судебной практики:

а). Апелляционное отделение Московского городского суда от 02.11.2016 по делу Мо 33- 43651/2016:

«Истец М. обратился в суд с иском, уточненным в порядке ст. 59 ГПК РФ к ответчикам ОАО «М.», ЗАО Депозитарий «И.», ЗАО Н., требуя признать действия ответчиков по списанию с его счета принадлежащих ему акций незаконными, обязать ответчика ОАО «М.» вернуть похищенные с его клиентского счета ценные бумаги».

«В силу п. 2 ст. 3 Закона о рынке ценных бумаг брокер должен выполнять поручения клиентов добросовестно и в порядке их поступления. В случае, если конфликт интересов брокера и его клиента, о котором клиент не был уведомлен до получения брокером соответствующего поручения, привел к причинению клиенту убытков, брокер обязан возместить их в порядке, установленном гражданским законодательством Российской Федерации».

Вывод суда апелляционной инстанции: «Руководствуясь вышеуказанными положениями действующего законодательства в области профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, а также с учетом положений ст. 15, 1064 ГК РФ суд пришел к правильному выводу об обоснованности исковых требований, поскольку находящиеся на счете истца акции и денежные средства были списаны не по инициативе истца и без его уведомления. в связи с чем истцом понесены убытки».

б). Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2017 № 09АП-66756/2016:

«Истец полагает, что переход права собственности на принадлежащие ему акции был осуществлен на основании поддельного передаточного распоряжения, представленного регистратору, которым являетсяответчик, ответчик не выполнил возложенные на него обязанности по ведению реестра: списание со счета Истца 75 акций ЗАО «Э.»

Это явилось либо следствием умысла Общества, либо следствием его неосмотрительности в случае принятия подложных документов для внесения в реестр акционеров общества недостоверной информации.

Вывод суда: «<...> суд исходил из того, что наличие сделок по купле-продаже акций само по себе не может являться обстоятельством, подтверждающим наличие у истца статуса акционера ЗАО «Элит-Холдинг», поскольку в актах приема-передачи акций от 29.05.2008 г. не указана ссылка на договор, что не может являться достаточным доказательством, свидетельствующим о подписании указанных актов во исполнение условий заключенных сделок.

<...> Более того, истцом не представлены для обозрения подлинные договоры купли-продажи от 29.05.2008 г., а равно и не представлена подлинная выписка из реестра акционеров, удостоверяющаяправа истца как акционера Закрытого акционерного общества «Э.». Также суд первой инстанции по настоящему делу обоснованно, со ссылкой на ст. 44 Закона об акционерных обществах, ст. ст. 8, 15,1064, 1082 ГК РФ сослался на отсутствие состава убытков, которыми являются виновное поведениепричинителя вреда, причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и понесеннымиубытками, а также наличие убытков.

Таких доказательств, свидетельствующих о виновном поведении ответчика и причинно-следственной связи между его действиями и выбытием у истца акций, в порядке ст. 65 АПК РФ в материалы дела не представлено».

Таким образом, из позиции суда следует то, что заключение договора купли-продажи акций не подтверждает возникновения корпоративных прав, если нет достоверного подтверждения соблюдения необходимой процедуры.

В связи с этим, отсутствие подтверждения прав акционера лишает его возможности предъявлять подобные иски.

Все это позволяет поэтапно проанализировать причинно-следственные связи, отследив цепочки перехода акций. Тем самым можно обосновать возникновение убытков, их размер и в дальнейшем предпринимать действия по восстановлению нарушенных прав.

2. При рассмотрении любого иска необходимо определять сроки исковой давности. Это позволяет истцу своевременно предпринять действия по взысканию убытков. В противном случае ответчик может заявить о пропуске такого срока, что приведет к отказу в иске, если не будет подтверждено наличие оснований для его приостановления, перерыва или восстановления.

В связи с этим существуют судебные акты, где основанием для отказа в удовлетворении исковых требований является пропуск срока исковой давности.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.10.2015 № 09АП-45268/2015:

«Согласно статье 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, срок исковой давности составляеттри года. При этом течение указанного срока начинается с момента, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК РФ).

В данном случае суд считает обоснованными доводы ответчиков, что о нарушении своего права истец узнал/мог узнать при получении сведений обо всех операциях, проведенных в реестре ОАО «Г.» по лицевому счету М-ва А. С., из Справки об операциях, проведенных по лицевому счету от 18.11.2009 М И/10/23281, направленной ему заказным письмом от 20.11.2009 Мо И/7/18026, то есть не позднее 20.12.2009.

При этом ранее, из писем ЗАО «С.» от 29.09.2009 Мо И/7/17871 ист 03.09.2009 Мо И/7/17799 истец также мог узнать, что в реестре ОАО «Г.» по лицевому счету М-ва А. С. акции не учитываются с 15.10.2007 и они переведены в учетную систему номинального держателя — депозитария НДЦ. Кроме этого, из письма истца в адрес ЗАО «С.» следует, что он07.08.2009 был уведомлен о том, что «у него нет ни дивидендов, ни акций».

Оценив указанные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что истец за защитой нарушенного права должен был обратиться в суд не позднее 20 декабря 2012 года.Следовательно, срок исковой давности на дату обращения в суд с настоящим иском (26.01.2015) истек».

Такая позиция соответствует Постановлению Президиума ВАС РФ от 18.06.2013 № 3221/13 по делу № А40-50320/12-138-470:

«В обоснование искового требования М-ов Э. М. сослался на то, что он в 2000 году приобрел 5-процентный пакет обыкновенных именных акций компании «Т.» (7692305 акций). Впоследствии,регистратор при ведении реестра акционеров, по мнению истца, безосновательно списал с его лицевого счет указанный пакет акций, хотя в действительности истец никому ценные бумаги не отчуждал.

По таким основаниям М-ов Э. М. просил суд солидарно взыскать с компании «Т.» как с эмитента, с общества «Р.» кан с бывшего регистратора и с общества «К» как с нынешнего регистратора <…> На подобное требование о возмещении убытков распространяется общий трехлетний срок исковой давности, установленный статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, течение которого в силу пункта 1 статьи 200 данного Кодекса начинается со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о незаконном списании акций. Суд первой инстанции правильно указал на то, что об утрате акций М-ов Э. М. мог и должен был узнать не позже чем в 2004 году <...>

Из названных отчетов, которые были представлены в материалы дела в том числе самим М-ым Э. М. видно, что последний раз он упомянут в составленном по состоянию на 21.05.2003 списке лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров эмитента. В приведен ных в тех же отчетах списках, составленных на более поздние даты М-ов Э. М. уже не значится <...>

М-ов Э. М. с 2004 года не реализовывал предусмотренные законодательством об акционерных обществах права акционера — владельца обыкновенных акций общества: ни он, ни его представители не участвовали в собраниях акционеров компании «Т.», дивидендов не получали, иные права акционератакже не осуществляли <...>

Любой разумный крупный инвестор, вложивший в 2000 году свои средства в дорогостоящий пакет акций ив 2004 году переставший получать приглашения на общие собрания акционеров, дивиденды по приобретенным ценным бумагам, в аналогичной ситуации не мог не обеспокоиться этим, поскольку эмитентом был напрямую затронут финансовый интерес такого лица. Поэтому от акционера М-ва Э. М. следовало ожидать обычного при данных обстоятельствах обращения за разъяснениями к эмитенту и регистратору, из которых он еще в 2004 году мог и должен был узнать о списании ценных бумаг с лицевого счета. Таким образом, срок исковой давности начал течь с 2004 года <...>

С учетом этого следует признать, что срок исковой давности на момент обращения в суд был пропущен».

Вышеприведенный пример интересен и тем, что аналогичным исковым требованиям определить с точностью до дня или месяца начальный момент течения срока исковой давности может оказаться затруднительным. Ввиду этого, Президиум ВАС округлил дату до года, в котором истец должен был, исходя из обстоятельств дела, узнать о списании акций.

3. В зависимости от обстоятельств дела, доказательств, подтверждающих причины незаконного списания акций, суд принимает решение о том, на кого именно - на общество или на регистратора - будет возложена ответственность. При этом если будет доказана вина обоих, то суд может взыскать с ответчиков сумму убытков солидарно.

Если один из ответчиков исполнил обязательства, то он имеет право регресса к соответчику по делу, во исполнение решения которого были исполнены обязательства.

Определение Верховного суда Российской Федерации от 25.02.2016 № 304-ЭС15- 19870:

«В рассматриваемом деле суд установил наличие условий для возмещения убытков, предусмотренныхстатьями 15, 5395 Гражданского кодекса Российской Федерации. Руководствуясь положениями пунктов 2, 53, 4 статьи 44 Закона об акционерных обществах (в редакции Федерального закона от 07.08.2001 № 120-ФЗ, действовавшей на момент утраты акций), разъяснениями, изложенными в постановленииКонституционного суда Российской Федерации от 28.01.2010 Мо 2-П по делу о проверке конституционности положений второго абзаца пункта 3 и пункта 4 статьи 44 Закона об акционерных обществах, суд, признав факт возникновения убытков вследствие утраты акций, пришел к выводу о том, что ответственность перед своими акционерами за исполнение обязанности по надлежащему ведению реестра и за действия регистратора несет само общество, поручившее ведение реестра регистратору. Суд отметил, что эмитент, выбирающий регистратора и определяющий условия договора с регистратором,не проявил должной осмотрительности и осторожности для предотвращения незаконного списания акций со счета акционера».

Исходя из данного примера, видно, что общество, хотя и поручившее ведение и хранение реестра акционеров общества регистратору, не освобождается от ответственности за его ведение и хранение.

В данном случае применялось положение ранее действующего п. 4 ст. 44 Закона об АО (в редакции Федерального закона от 07.08.2001 Мо 120-ФЗ, действовавшего на момент утраты акций), где указана возможность привлечения лишь виновного лица, которым в данном случае является само общество, безправа регресса к регистратору.

Стоит отметить, что нормативное закрепление ответственности общества за выведение реестра, несмотря на то, что данная функция выполняется регистратором, произошло в 2009 году. В пункте 4 ст. 44 Закона об АО была предусмотрена солидарная ответственность общества и регистратора за ведение и хранение реестра акционеров за убытки, причиненные акционеру в результате утраты акций или невозможности осуществить права, удостоверенные акциями.

Однако п. 4 ст. 44 Закона об АО утратил силу с 1 июля 2016 года ввиду принятия Федерального закона от 29.06.2015 № 210-Ф3.

При этом Федеральным законом от 02.07.2015 № 142-ФЗ в п. 4 ст. 149 ГК РФ была закреплена солидарная ответственность за убытки, причиненные в результате нарушения порядка учета прав, порядка совершения операций по счетам, утраты учетных данных, предоставления недостоверной информации лица, выпустившего бездокументарные ценные бумаги, и лица, осуществляющего учет прав на такие ЦБ. Аналогичное положение имеется и в Федеральном законе от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг».

Решение Арбитражного суда Липецкой области от 14.02.2013 по делу № А36-5357/2012:

«Открытое акционерное общество «Б.» (далее ОАО «Б.») обратилось в Арбитражный суд Липецкой области с иском к открытому акционерному обществу «А.» (далее - реестродержатель) о взыскании убытков в размере 1925929 руб. 56 коп. и расходов по оплате государственной пошлины <...>

Вступившими в законную силу судебными Арбитражного суда Республики Башкортостан, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда с ОАО «Белорецкий металлургический комбинат» было взыскано 1689251,52 руб. убытков в связи с выплатой акционерам стоимости утраченных ими акций, 175191,07 руб. в возмещение понесенных ими судебных расходов, 61487,17 руб. оплачено в доход государственного бюджета государственной пошлины, а всего 1925929,56 руб. <...>

Истец считает, что расходы в сумме 1925929,56 руб. им были понесены в результате неправомерныхдействий ОАО «Агентство «Региональный независимый регистратор», ненадлежащим образом исполнившего свои обязательства по ведению реестра владельцев ценных бумаг ОАО «БМК», установленных договором № П26 «Т» — 88Д от 15.07.2005, в связи с чем он обратился в суд с настоящим иском <...>

Как следует из материалов дела, истцом в 2011 году были исполнены судебные акты Арбитражного судареспублики Башкортостан, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда о взыскании в пользу граждан — акционеров ОАО «БМК» убытков и судебных расходов в связи с незаконным списанием реестродержателем с их лицевых счетов принадлежащих им акций ОАО «БМК» на общую сумму 1925929,56 руб. <...>

Суд считает, что утрата акций перечисленных выше 12 акционеров ОАО «БМК» произошла по винереестродержателя, который при должной степени заботливости и осмотрительности мог не допустить хищения ценных бумаг и возникновения убытков у эмитента <...>

Взыскать с Открытого акционерного общества «Агентство «Региональный независимый регистратор»(ОГРН 1027100964527) в пользу Открытого акционерного общества «Белорецкий металлургический комбинат» (ОГРН 1020201625716) убытки в размере 1925929 руб. 56 коп., а также судебные расходы в сумме 52260 рублей».

Таким образом, данный пример еще раз подтверждает возможность распределения бремени ответственности в зависимости от наличия вины.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании рассмотренных примеров видно, что чаще всего иск предъявляется к одному из лиц: либо к обществу, либо к реестродержателю. Затем в порядке регресса общество либо реестродержатель вправе взыскать либо всю сумму, либо 1/2 в зависимости от степени вины.

Введение солидарной ответственности происходило постепенно. Прежде всего, это обуславливалось тем, что в Постановлении ВАС РФ от 02.08.2005 № 16112/05 было указано на то, что убытки должны взыскиваться с эмитента, т. е. с общества. При этом АО фактически несли ответственность не толькоза свои действия, но и за деятельность регистраторов.

В связи с этим акционерные общества обратились в Конституционный суд с жалобами. В ответ КС РФ подготовил Постановление от 28.01.2010 № 2-П, где содержался вывод о том, что необходимо применение солидарной ответственности эмитента и регистратора «за убытки, причиненные акционеру в результате утраты акций или невозможности осуществить права, удостоверенные акциями, в связи с ненадлежащим соблюдением порядка ведения реестра акционеров общества, если не будет доказано, что надлежащее соблюдение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы или действий (бездействия) акционера, требующего возмещения убытков, в том числе вследствие того, что акционер не принял разумные меры к их уменьшению».

Также отмечалась возможность применения права обратного требования(регресса) к другому должнику в размере половины суммы возмещенных убытков, если убытки были возмещены лишь одним лицом при наличии вины обоих.

Из анализа судебной практики можно сделать вывод о том, что практика по взысканию убытков в связи с незаконным списанием акций только формируется, но уже сейчас можно говорить о некоторых тенденциях и законодательных изменениях, которые устраняют пробелы, возникающие на практике.


Издание
от 15.05.2017
Эксперт
Зиннятуллин
Зиннур Рушанович
Скачать статью

Контакты

127006 г. Москва,
ул. Малая Дмитровка, д. 16/6
+7 495 987-18-70 — многоканальный
+7 495 699-34-03 — факc
ПН-ПТ с 9-00 до 20-00 СБ с 11-00 до 16-00 ВС выходной
Скачать реквизиты