Новости

Последние новости


Выбрать СМИ
Выбрать Адвоката

Новости


  • 12.05.2004
    Права женщин, имеющих детей в возрасте до 3-х летАнонс. Смотрите 12 мая, в программе «Доброе утро» Первого канала юридический комментарий адвоката Алексея Паршикова - по теме «За что можно уволить женщину, находящуюся в отпуске по уходу за ребенком?»
  • 12.05.2004
    Врачи вымогают деньги... Как быть?Анонс. Смотрите 29 апреля в эфире программы «Доброе утро» Первого канала юридический комментарий адвоката Максима Домбровицкого - «Врачи вымогают деньги... Как быть?»
  • 12.05.2004
    Народные умельцы научились клонировать SIM-картыЗаконно ли самостоятельное изготовление SIM-карт Адвокат Сергей Горбачев (московская коллегия адвокатов «Князев и партнеры») обращает внимание на потенциальные проблемы, которые могут возникнуть в связи с дублированием SIM-карт. Не исключено, во-первых, что владельцы оригинальных карт, допустивших такое дублирование, будут подвергнуты правовому прессингу со стороны операторов сотовой связи - ведь контракт клонирования SIM-карты не предусматривает. Во-вторых, может иметь место копирование карты без ведома владельца, что открывает злоумышленнику массу возможностей для того, чтобы доставить неприятности законному обладателю телефонного номера. Г-н Горбачев вспоминает в этой связи ситуацию с незаконными копиями карточек «НТВ+», когда правообладатель переадресовал заботу о сохранении своего продукта в неприкосновенности правоохранительным органам. Восстановление и клонирование SIM-карты. Расценки Сергей ПОТРЕСОВ Вся информация о телефонном номере абонента сети GSM и его «родном» операторе хранятся в SIM-карте, выдаваемой при покупке контракта. Возможность сменить карту после, например, покупки нового телефона - важное преимущество стандарта GSM. Пользователям сетей других стандартов (например, CDMA - московская сеть «Сонет») в таких случаях приходится привозить аппарат в офис оператора для перепрограммирования. Это преимущество оборачивается бедой, когда телефон крадут: вору достаточно выбросить SIM-карту - и трубку можно продавать. Три последних года статистика краж у нас постоянна и держится на уровне 3,5-5% от общего объема продаж, достигая максимума (5%) в Москве, Санкт-Петербурге и Калининграде. Если приводить абсолютные данные, то 800 тысяч украденных в 2004 году трубок - достаточно оптимистичный для России прогноз. Такие сведения приводит наш эксперт Эльдар Муртазин из Mobile Research Group. Технически любой мобильник можно заблокировать и даже отследить на местности по его уникальному коду (IMEI). Кое-где в Европе даже успешно реализованы такие сервисы. Российские же операторы «ищут» телефоны крайне неохотно и только по официальному запросу правоохранительных органов. Впрочем, жертве блокирование украденной трубки принесет лишь моральное удовлетворение. Между тем у обкраденного абонента есть задачи важнее: блокирование остатка денег на счете и восстановление утраченной SIM-карты. Украли телефон - блокируй номер Не по своей воле расставшись с телефоном, первым делом звоним в абонентскую службу и блокируем номер. Два-три года назад эта нехитрая процедура требовала личного визита в офис оператора или отправки заявления факсом. Сегодня для блокирования номера достаточно телефонного звонка в абонентскую службу. Там у вас обязательно поинтересуются паспортными данными владельца контракта. Выезжая за рубеж, желательно их записать на бумажку вместе с номерами телефона и факса абонентской службы - позвонить по привычному короткому номеру с украденной трубки будет невозможно. Не забудьте уточнить номер и фамилию оператора, принявшего заявку, - может понадобиться потом при урегулировании финансовых претензий: телефоном могут успеть воспользоваться. Немаловажный фактор - время «дозвона» до абонентской службы. Долгое ожидание ответа оператора по гостиничным расценкам может удвоить финансовые потери. Советуем еще до поездки опытным путем выяснить, сколько минут приходится ждать на линии. Если долго, то в случае возникновения проблемы лучше не звонить, а отправить факс (не забыв взять подтверждение о доставке). Восстанавливаем SIM-карту Технологически изготовление дубликата SIM-карты - процедура простейшая. У МТС новую карту можно получить в любом из офисов МТС. Именно офисов, а не у дилера - это справедливо, впрочем, и для остальных операторов. Стоимость новой карты - $5,50 без НДС для любых тарифных планов (включая все «Джинс»). Потребуется паспорт владельца контракта. Если к моменту замены вы уже год или больше пользуетесь услугами МТС, новую карту дадут бесплатно. В сети МегаФон-Москва за восстановление карты возьмут $8 плюс НДС с контрактного и «Лайт»-абонента, или 283 руб. 20 коп. с абонента тарифного плана «Просто». Между прочим, вот где польза добровольной регистрации: при покупке коробки «Лайт» регистрироваться необязательно, но тогда восстановление SIM-карты будет невозможно. Есть, впрочем, абоненты, которым удалось восстановить номер лишь по конверту от утерянной SIM-карты. В сети Би Лайн процедура восстановления оценена в $1 без НДС, т.е. восстанавливать старый номер во всех случаях выгоднее, чем заключать новый контракт. Новую SIM-карту выдадут в любом офисе или отделении Мобайл-Центра. Потребуется паспорт владельца контракта. Нетрадиционная услуга Би Лайн - доставка дубликата SIM-карты курьерской службой. Обычная доставка - на следующий день, экстренная - в течение 5 часов после получения заявки. Стоит это удовольствие $2 и $4 соответственно. Клонирование SIM-карт в домашних условиях Процедура создания копий SIM-карт российскими операторами GSM пока не предусмотрена. Официальное объяснение: для предотвращения возможных злоупотреблений. В действительности основная причина заключается в потенциальном сокращении доходов оператора и ухудшении статистики новых подключений. Несколько копий SIM-карты можно одновременно использовать в разных телефонах и, к примеру, обойтись одним контрактом на всю семью. Одновременно разговаривать с двух таких телефонов не получится, но по очереди - вполне. Второй экземпляр SIM-карты удобно использовать в карманном компьютере, коммуникаторе или ноутбуке для мобильного доступа к Интернету (сейчас для этого приходится покупать дополнительный контракт). Многие современные автомобили еще на заводе комплектуются встроенным GSM-телефоном. По логике наших операторов, следует иметь разные номера телефонов в кармане и в автомобиле. Проблема эта есть не только для России. Несмотря на хитроумные коды и шифрование информации, копирование SIM-карт уже давно освоили «народные умельцы» в разных странах. В российском интернете такие услуги открыто рекламируются, примерные расценки: копирование информации - $5-10, чистая карта (заготовка) - $10-12. Дополнительное преимущество в том, что на специальную карту-заготовку можно скопировать до 10 (!) обычных SIM-карт и при необходимости просто «переключать» операторов вместо использования двух и более трубок. Само устройство для взламывания зашифрованных на SIM-карте кодов и считывания-записи информации (программатор) можно приобрести, если знать где, всего-то за $25. Потребители такого товара имеются. Вот слова одного из ушлых абонентов: «У меня три одинаковые SIM-карты. Одна - в телефоне в кармане, вторая - с ноутбуком в сумке (для интернета), третья - в машине. Очень удобно. Все три телефона включены одновременно. Звонить можно с любого. Входящий звонок приходит на тот телефон, который последним зарегистрировался в сети. Звонить с двух одновременно у меня не получилось, пока по одному болтаешь, со второго сбрасывает (по крайней мере в пределах одной базовой станции - в разных не проверял, может, получится)».
  • 12.05.2004
    В Бабушкинском суде Москвы началось слушание прецедентного дела о тараканеСегодня, 7 мая, в Бабушкинском районном суде Москвы состоялось первое слушание по «делу о таракане». Ответчик по иску о нарушении прав потребителей - сеть супермаркетов «Азбука вкуса», соответчик - производитель продуктов питания ООО «Деликатесъ», истец - адвокат коллегии «Князев и партнеры» Антон Лелявский . Поводом для рассмотрения дела послужило то, что в июне 2003 года в московском магазине «Азбука вкуса» на Садово-Триумфальной улице истцом была куплена мясная нарезка – говядина в вакуумной упаковке. Уже дома при пристальном рассмотрении упаковки покупателем было обнаружено постороннее включение в виде дохлого таракана. Вскрывать «деликатес» адвокат, разумеется, не стал. До того, чтобы разобраться с продавцами и изготовителями насекомого в вакуумной упаковке, руки у покупателя дошли не сразу. Впрочем, эзотический товар он тщательно сохранял в холодильнике. В соответствии с Законом «О защите прав потребителей», потребитель имеет право потребовать возмещения ущерба в установленные законом сроки, а также решить этот вопрос, как в досудебном порядке, так и потребовать защиты своих прав через суд. Руководствуясь этим, в сентябре 2003 года А.Лелявский направил продавцу и изготовителю претензионные письма с требованием возместить стоимость злосчастной нарезки, заменить ее на товар надлежащего качества и возместить моральный ущерб. Однако, изготовитель проигнорировал письмо, а юридический отдел магазина проинформировал покупателя о том, что он не имеет права на предъявление выставленных требований, так как срок годности продукта уже давно истек. Однако, согласно тому же закону, требования о возмещении морального вреда могут быть предъявлены в любое время, поэтому А.Лелявский подал в Бабушкинский районный суд Москвы иск с требованием не только выплатить ему компенсацию морального вреда в сумме 300 тыс. рублей, но и взыскать с ответчиков штраф в Федеральный бюджет в размере цены иска (т.е. еще 300 тыс. рублей) за отказ в добровольном порядке удовлетворить требования потребителя, а также возместить расходы на услуги адвоката. Сегодня, перед заседанием истец – адвокта той же коллегии Екатерина Кутузова сообщили, что решили дать ход делу, дабы создать для потребителей прецедент в решении подобных вопросов. Эту же цель преследует их требование - возместить расходы на услуги адвоката, так как обычно граждане опасаются выдвигать подобные требования из-за несоизмеримости ущерба и стоимости юридического обслуживания. Следующее заседание по делу назначено на 30 июля 2004 года.
  • 12.05.2004
    Having a Lawyer on Call for $300 a Year Оригинальная версия статьи By Simon Ostrovsky Staff Writer What happens when you»re at the airport with a bag of braided hair from Africa and customs officials demand $3,000 in duties and $1,600 in fines? »Call your lawyer,» recommends Andrei Knyazev of Knyazev & Partners, a Moscow firm that offers round-the-clock legal service for a yearly retainer. When one of Knyazev»s clients, a woman from Ivory Coast, found herself in a hairy situation with airport customs, she immediately turned to her lawyers. Well-to-do Russians and foreigners alike are discovering the value of hiring a lawyer on a retainer, a common practice among wealthy people in the West. »We»re basically still living in an era of bandit capitalism,» said Vladimir Levin, one of the country»s top criminal defense lawyers. »People haven»t learned how to coexist in a peaceful manner, so a lot of times our services come into play.» Having amassed a reasonable amount of money, people are going to have legal problems whether they like it or not, Levin said. »There»s always friction with the government and tax authorities.» The concept of a family lawyer has not yet taken root in Russia, but the idea is gaining ground. »This is somebody who will take care of the insurance papers when you get into a car accident. Or if you kill the neighbor»s dog that bit you, they deal with the police,» said Levin. Many Russians are still slow to see the point in keeping a lawyer on call -- until they need one. When armed men burst into his apartment and robbed him at gunpoint, Vladimir Troitsky, a real-estate dealer, decided to hire an attorney to deal with police and expedite the investigation. »I didn»t think I would hire him on a permanent basis,» said Troitsky. »But after the police caught the robbers and my lawyers won me punitive damages of $1,000, I thought they could be useful for other things too.» Since then he has used his lawyers to draw up his prenuptial agreement, fill out real estate contracts and deal with insurers after a car accident. Russians and foreigners frequently have different legal demands. »My foreign clients get into a lot less drunken fights than my Russian ones,» Knyazev said. «For foreigners it»s usually problems with the police, landlords or their Russian significant others.» »If a police officer -- or anybody else -- is trying to use a person»s ignorance of the law to extort a sum of money, then a phone call usually solves the problem,» Levin said. «But if the client is on the wrong side of the law, that»s when legal services really come in handy.» If the problem turns into a serious case, clients and lawyers usually agree on a separate contract that covers the proceedings. »Once a case is initiated it might not cost more than the retainer, or it could be many times more,» said Levin. «But I have a principle: If a client is in trouble and doesn»t have the money right then and there, I»m not going to make him sell his car just so he can pay me.» In Russia there are few rules regulating lawyers» fees. In the United States, by comparison, there are some set charges, such as a flat fee paid in advance or an hourly rate, something rarely seen in Russia. Sometimes American lawyers agree to a fee contingent on the damages a client may be awarded in a civil suit, a practice also coming into vogue in Russia. »We haven»t become as pedantic as U.S. lawyers yet. We don»t charge for anything and everything. We try to be reasonable,» Levin said. Prices for the retainers vary widely. Levin, who has a few dozen permanent clients, charges between $200 and $300 per month to dispense with legal help at any time of day or night. Knyazev & Partners, which has about 1,000 clients, charges $300 per year for its services. Some of Russia»s best-known lawyers, like Yukos lawyer Genrikh Padva and criminal defense lawyer Genri Reznik, cost many times more, said Levin.
  • 12.05.2004
    Люберецкий суд назначил рекордную сумму компенсации пострадавшей пассажирке маршрутного таксиСегодня, 5 апреля, Люберецкий городской суд (Московская область) постановил: обязать ООО «Стаффтранс» выплатить компенсацию за причинение морального и физического ущерба Ксении Садовниковой, ставшей жертвой несчастного случая в маршрутке. В соответствиb с решением суда, компания «Стаффтранс» должна будет выплатить женщине, ставшей в результате злосчастной поездки инвалидом 3-й группы, 120 тыс. рублей за причинение морального вреда, 11 тыс. 864 рубля в качестве компенсации расходов на лечение и 13 тыс. рублей - в качестве возмещения за потерю трудоспособности. Напомним, что 11 февраля 2003 года жительница Люберец Ксения Садовникова ехала на работу в маршрутном такси № 301, принадлежащем ООО «Стаффтранс». Внезапно, маршрутка резко затормозила; пассажирка потеряла равновесие и упала на то место, где в пассажирской «Газели» обычно находятся передние сиденья. По стечению обстоятельств в этой маршрутке два сиденья отсутствовали, вследствие чего женщина получила травму. В этот же день она была госпитализирована в 15 московскую клиническую больницу с диагнозом «повреждение десятого грудного позвонка». Из стационара Ксения Садовникова выписалась только 5 марта 2003 года и до нынешнего времени проходит амбулаторный курс лечения. В декабре комиссия ВТЭК предоставила женщине третью группу инвалидности. Пострадавшая обратилась к ООО «Стаффтранс» с иском о возмещении морального ущерба, а также вреда, причиненного здоровью. На сегодняшнем судебном заседании ответчик полностью отрицал свою вину, утверждая, что «факт повреждения позвоночного диска у истицы вследствие резкого торможения вообще не имел места быть». Свидетель «Стаффтранс» даже заявил, что женщина просто села в маршрутку, и ей стало плохо. Как считает ответчик, потерпевшая повредила себе позвонок еще до того, как оказалась в их «Газели». Водитель маршрутного такси засвидетельствовал, что причиной травмы потерпевшей не могло стать отсутствие двух передних сидений в салоне микроавтобуса, так как машина имела на момент происшествия полный комплект скамеек. Он подтвердил, что в салоне его «Газели» действительно стало плохо пассажирке, и он довез ее в больницу. Более того, ответчики подали ходатайство о проведении судебно-медицинской и технической экспертизы, дабы подтвердить указанные факты. Однако, посчитав, что имеющихся в деле доказательств вполне достаточно для объективного рассмотрения вопроса, судья оба ходатайства отклонил. Суд также допросил лечащего врача Ксении Садовниковой - Андрея Скоробогатова, работающего в 3-ем травматологическом отделении московской городской клинической больницы №15. Тот сообщил, что самостоятельно сесть в салон маршрутки с подобной травмой человек не способен, и повреждение позвонка его пациентки могло возникнуть только в результате удара. Свидетельница истицы - еще одна пассажирка, ехавшая вместе с ней в такси, подтвердила, что видела, как потерпевшая получила травму именно в результате резкого торможения и последующего падения в сторону места, где должны были располагаться недостающие два сиденья, расположенные лицом к водителю. Адвокат К. Садовниковой - Павел Попов (московская коллегия адвокатов «Князев и партнеры»), завил ИА REGNUM после окончания процесса: «Сегодня в Люберецком суде был создан первый прецедент удовлетворения исков пассажиров, пострадавших в результате ДТП на маршрутках. И то, что суд постановил компенсировать Ксении Садовниковой моральный ущерб на большую сумму - 120 тыс. рублей, будет иметь немаловажное значение для будущих процессов по таким делам. Тем более, что ранее такие значительные суммы компенсации ранее никогда не присуждались».
  • 12.05.2004
    Покалеченной в маршрутке компенсируют ущербБеспрецедентное решение вынес в понедельник Люберецкий городской суд, удовлетворив иск Ксении Садовниковой. В феврале 2003 года жительница Люберец получила тяжелую травму во время поездки в маршрутном такси. Адвокат по делу - Попов Павел (Московская коллегия адвокатов «Князев и партнеры») Во время движения водитель резко затормозил, женщина упала и ударилась спиной о железную дужку сиденья. На лечение Садовниковой потребовался целый год, однако полностью двигательные функции не восстановились. Ксения Садовникова подала иск о возмещении морального и материального ущерба. По ее словам, одной из причин аварии стало то, что фирма-перевозчик самовольно внесла изменения в конструкцию салона маршрутки. В итоге 5 апреля суд принял решение о компенсации морального ущерба в размере 128 тысяч рублей. Кроме того, транспортное предприятие обязано оплатить лечение и выплатить пострадавшей сумму, равную ее годовому окладу. Представители ответчика своей вины не признали и намерены подать апелляцию.
  • 12.05.2004
    На родину - под конвоем. Почему заграница отказывает России в экстрадиции правонарушителейОпыт советского прошлого с его карательным акцентом в правосудии, когда тяжесть доказывания лежала на обвиняемой стороне, все еще владеет умами представителей судебной системы. Задержание в Катаре граждан России, подозреваемых в убийстве эмиссара чеченских боевиков Яндарбиева, - еще один повод задуматься о том, какой актуальной стала потребность внятного разговора о правилах взаимодействия государств в области международного права. Россия в последнее время все чаще становится одной из сторон споров в отношении своих граждан. И если в Катаре Российская Федерация добивается освобождения россиян и берет на себя их защиту, то чаще всего наша страна использует нормы международного права, чтобы вернуть своих в Россию. По нашему закону для объявления человека в международный розыск надо оформить документы на его уголовное преследование. Это совпадает с требованием устава Интерпола, что обязательна санкция суда на арест и последующую экстрадицию разыскиваемого плюс постановление о предъявлении обвинения человеку для объявления его в международный розыск. Несмотря на активность Генпрокуратуры, России до сих пор не удалось добиться экстрадиции многих обвиняемых. Более того, разыскиваемые российской стороной стали чуть ли не героями зарубежной и отечественной прессы. Почему такое происходит? Пробу сил в игре под названием «экстрадиция» Россия проявила при запросе у американских властей материалов об участии трех наших граждан в боевых действиях в Афганистане на стороне «Талибана». Один из запросов на экстрадицию был обращен к властям Грузии. 12 ноября 2002 года Грузия отказалась выдать России двоих из восьми чеченцев - нарушителей границы. Грузинские следователи установили, что эти двое - граждане Грузии. Сообщив российским коллегам о своей готовности сотрудничать, прокуратура тем не менее указала нам на необходимость проводить эту процедуру по законам - российским, грузинским и международным. По оставшимся шести задержанным грузинские следователи попросили провести более тщательную идентификацию, так как у грузинской стороны была информация, что они не за тех себя выдают. Не более успешным оказалось для России и дело чеченского эмиссара Ахмеда Закаева. А. Закаев был арестован полицией Копенгагена на основании международного ордера на арест, выданного российскими властями сразу после трагических событий с захватом заложников «Норд-Оста». Российские власти предоставили датской стороне доказательства преступной деятельности Закаева и потребовали его экстрадиции. Но минюст Дании заявил, что российский запрос в том виде, в каком он был представлен, не может быть выполнен ни по датскому закону, ни по Европейской конвенции об экстрадиции. Случай с А. Закаевым показал, что экстрадиция - дело серьезное и требующее большой подготовки. Свое понимание экстрадиции Россия продемонстрировала в вопиющем случае с выдачей Туркмении гражданина Российской Федерации Мурада Гарабаева. М. Гарабаев обратился за российским гражданством и получил общегражданский заграничный паспорт РФ. Основанием для предоставления ему российского гражданства послужило то, что его жена (этнически наполовину русская) уже к тому времени была гражданкой России и он с ней поселился в Москве. А через месяц по ходатайству из Туркменистана М. Гарабаева допросил следователь одной из московских межрайонных прокуратур. Дело в том, что в этот же день следователь по особо важным делам при генеральной прокуратуре Туркменистана Н.А. Нурсэхедов вынес заочное постановление о привлечении М. Гарабаева в качестве обвиняемого по уголовному делу. Все это происходило одновременно с арестом в Туркмении 65 человек, обвиняемых в покушении на Сапармурата Ниязова. Интересно, что из 16 арестантов пятеро - граждане России. Несмотря на распространенную мировую практику не выдавать гражданина стране, если есть сведения о том, что в ней нарушаются права человека, а также вопреки статье Конституции РФ, запрещающей выдачу гражданина РФ другому государству, через день после допроса М. Гарабаев был задержан. Его выдали влacтям Туркмении. Причем российская сторона не известила об этом его адвоката и тем самым лишила М. Гарабаева права на защиту. (По закону в течение 10 дней можно обжаловать решение о выдаче.) После вмешательства Европейского суда по правам человека России пришлось требовать М. Гарабаева обратно. Опыт советского прошлого с его карательным акцентом в правосудии, когда тяжесть доказывания лежала на обвиняемой стороне, все еще владеет умами представителей судебной системы. Одно дело об экстрадиции было успешным. 3 мая 2001 года в Алма-Ате силами казахских правоохранительных органов по запросу Генпрокуратуры РФ и Интерпола был задержан международный террорист. Им оказался гражданин России Зиявудин Зиявудинов, подозреваемый в организации взрыва жилого дома в дагестанском городе Буйнакске. Неудача постигла Россию и в запросах об экстрадиции бывших российских олигархов Бориса Березовского и Владимира Гусинского. В январе этого года Национальное центральное бюро России направило в Генеральный секретариат Интерпола в Лионе (Франция) документы на объявление бывшего совладельца компании «ЮКОС» Леонида Невзлина в международный розыск. Л. Невзлин обвиняется в совершении незаконных финансовых операций, сокрытии источников дохода, уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере. В отношении Невзлина было вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого; в тот же день он был объявлен в федеральный и межгосударственный (на территории СНГ) розыск. Поскольку Невзлин осенью 2003 года получил израильское гражданство, в России он больше не появлялся, и Генпрокуратура сочла, что он укрывается от российского правосудия. Ответа на свой запрос об экстрадиции Леонида Невзлина Россия еще не получила. Абсолютно очевиден провал по ордеру на Михаила Живило, который обвинялся в организации покушения на кемеровского губернатора. В мае 2001 года Парижский суд отказался выдать М. Живило России и освободил его из-под стражи. Основание - во французских законах нет положений, эквивалентных статьям российского законодательства, по которым Живило обвиняла российская сторона. У Российской Федерации нет возможности подать апелляцию на это решение французских судей, так как между Францией и Россией на тот момент не существовало соглашения о взаимной выдаче подозреваемых. Bпрочем, даже появление в 1992 году такого соглашения не помогло экстрадиции из России французского гражданина Жоэля Самбуи. В начале 2003 года в Генеральную прокуратуру РФ из суда высшей инстанции Парижа поступило международное поручение, в котором главный судебный следователь Ги Риполл просил российские власти содействовать в поиске, задержании и экстрадиции во Францию ее гражданина, который обвинялся в мошенничестве и незаконных финансовых операциях. Общий ущерб от его деятельности Франция оценила в 13 миллионов евро. Но интерес французских правоохранительных органов к этому господину не ограничился доказанными преступлениями. Когда французские следователи прилетели в Москву для допроса Самбуи, ему задавали вопросы о его причастности к сайтам прорасистского содержания. Внимание сыщиков привлекли предложения к продаже дипломатических и гражданских паспортов, международных водительских прав, кредитных карт и других документов. Это привело к французскому гражданину Жоэлю Самбуи по кличке Хамелеон. Искать его в России побудило вот что: во-первых, Жоэль Самбуи женился в Гренобле на российской гражданке; во-вторых, его отец Мишель Самбуи в 2002 году обращался за визой в Россию; в-третьих, в числе того множества вымышленных имен, которыми пользовался Жоэль Самбуи, были и фамилии, звучащие по-русски (Борис Петров, Виктор Заложнов и т.д.); и, наконец, адреса электронной почты, зарегистрированные под этими именами, принадлежат нескольким компаниям, находящимся в Москве. Гражданин Франции Жоэль Самбуи был задержан в ходе специальной совместной операции ГУВД Москвы и французской полиции. Находясь в сизо, он даже обратился к властям с просьбой о предоставлении политического убежища в России. Ответа Жоэль Самбуи не получил. Зато Россия неожиданно для себя обнаружила, что задержанный оказался... гражданином России. Получается, что Франция требует у России выдать российского гражданина. А Конституция РФ прямо говорит о недопустимости этого. Проведение экстрадиции регулируется Европейской конвенцией о выдаче правонарушителей и дополнительными протоколами к ней. Конвенция не допускает выдачи за политические и некоторые виды военных преступлений, если доказан факт преследования по политическим мотивам, а статья 5 устанавливает ограничительный порядок выдачи в отношении финансовых правонарушений. Еще Конвенция устанавливает главенство законов той страны, к которой обращен запрос о выдаче. Решение вопроса об экстрадиции зависит от позиции запрашиваемого государства в каждом конкретном случае. В России решение об удовлетворении просьбы об экстрадиции или отказа в ней принимает международно-правовое управление Генпрокуратуры. Обжаловать это решение можно в Мосгорсуде и в Верховном Суде Российской Федерации. 3a рубежом процедура экстрадиции - это сложный юридический процесс, где основное внимание уделяется обеспечению основных прав экстрадируемого. А в отечественной практике экстрадиции случалось немало нарушений норм как внутреннего, так и международного права. Достаточно вспомнить, как в 1991 году при содействии российских правоохранительных органов был задержан и экстрадирован в Латвию офицер ОМОНа С. Парфенов. Человек, в отношении которого проводится экстрадиционная проверка, обладает всеми правами в соответствии с Всеобщей декларацией прав человека и различными пактами о правах человека. Конституция России также устанавливает, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются правами наряду с гражданами Российской Федерации (ч. 3 ст. 62). Но, видимо, опыт советского прошлого с его карательным акцентом в правосудии, когда тяжесть доказывания лежала на обвиняемой стороне, все еще владеет умами представителей судебной системы.
  • 12.05.2004
    Воспитание лесбиянки. Исправляя девушку, мать превратила ее жизнь в кошмарЭто неправда, что из любой ситуации есть выход. Иногда в жизни случается такое… Нет, решение, конечно, можно придумать всегда, да только порой оно получается еще более жутким, чем само обстоятельство… И трагедия, произошедшая в позапрошлом году в одной из московских семей, тому подтверждение. Узнав, что дочь лесбиянка, патологически преданная мать решила ее “спасти”. Дошло до того, что отдала родного ребенка в руки абсолютно незнакомых людей, а точнее — заплатила за похищение дочери, чтобы ее “изолировали”. Сейчас пленница (или пленник?) освобождена. Но исход этой истории все равно более чем печальный — пожилой женщине суд вынес обвинительный приговор, а родная дочь больше не хочет ее знать. Мария плюс Мария Мария Митько (фамилия изменена) росла в любящей семье, правда, исключительно женской. Мать, Ирина Сергеевна, профессиональная переводчица с японского, родила и воспитывала ее без мужа. Еще с ними жила бабушка. И обе женщины любили позднего ребенка до беспамятства. И Маша их тоже очень любила. Ее детская, а потом и подростковая жизнь происходила у мамы на глазах — девочка делилась с Ириной Сергеевной всеми своими секретами. И даже замужество дочери произошло с материнской подачи и “благословения”. Супругом девушки стал ее одноклассник, который с детства был частым гостем в ее семье, как и другие Машины друзья. Они расписались сразу после школы. Но брак оказался совсем недолгим. Потому что Мария встретила свою настоящую любовь. Девушку. Ее тоже звали Мария, она была практически ровесницей Маши. Правда, если Митько внешне походила на мальчишку-подростка (худенькая, с резкими движениями, на лице — ни грамма косметики), то ее тезка, напротив, была истинная женщина — фигуристая и нежная. Они познакомились в МГУ, где Митько училась, а ее избранница работала в библиотеке одного из факультетов. И стали жить вместе. Мария рассталась с мужем, объяснив ему все начистоту. Сказать, что после такого сюрприза у матери Маши был шок, — значит ничего не сказать. Мало того что у дочери появилась скрытая от нее жизнь, так еще и ТАКОЕ… Сложно сказать, почему родительница сделала эти выводы, но она решила однозначно: дочь попала в секту. Со временем эта идея приняла конкретную форму. Секта, мол, называется “Семья”. Ее члены не признают гомосексуализм, но приветствуют лесбиянство. А “возлюбленная” дочери — не иначе как “учитель” в этом сообществе. С таким решением Ирина Сергеевна и пошла по различным организациям. Она обращалась к психологам, в общества пострадавших от религиозных сект. Там многие объясняли ей, что, по сути дела, такой секты не существует. Вернее, раньше действовала в мире некая “Семья”, но несколько лет назад официально была запрещена. В России она практически сошла на нет, да и пропагандировала в общем-то другое — педофилию... Несогласных с ее версией отчаявшаяся женщина сразу зачисляла в ранг своих врагов. Но находились и те, кто, выслушав ее рассказ, сочувственно кивал: да, мол, вполне возможно, что секта. — Во время судебного процесса за Ириной Сергеевной постоянно ходила “группа поддержки” — от 5 до 20 бабулек из разных антисектантских обществ, — вспоминает адвокат Марии Андрей Князев. — Меня лично и наше адвокатское бюро она также считала активными членами секты. Потому что взяли сторону дочери. “Я не сектантка, а лесбиянка” С тех пор как девушки стали жить вместе, мать не давала Марии проходу. В то время дочь работала дизайнером в компании “IKEA”. Так вот, родительница постоянно звонила ей на работу, умоляла одуматься, потом стала наседать… на ее начальство: “Мария — лесбиянка! Хоть вы повлияйте!” Руководству все это надоело, и оно попросило сотрудницу со “странной мамой” уволиться. Надо сказать, сама Мария никогда не скрывала своей ориентации, но и не афишировала. Она просто хотела, чтобы их с любимой все оставили в покое… Тогда Ирина Сергеевна решилась на более радикальный шаг — госпитализировать дочь. Она обратилась в Гагаринский суд Москвы с просьбой о ее принудительном лечении: девушка, мол, употребляет наркотики и не раз пыталась покончить с собой. Марию поместили в клинику, но через 2 недели отпустили с диагнозом “здорова”. Шел 2002 год. Напомним, что тогда в Москве было предпринято покушение на декана исторического факультета МГУ. Этим и воспользовалась Ирина Сергеевна. Она обратилась на Петровку, 38, с сенсационной информацией: “Покушение организовали моя дочь и ее подруга-библиотекарь”. В правоохранительных органах сначала было заинтересовались девушками, но вскоре поняли: чушь полнейшая. Однако нашелся на Петровке один энтузиаст. Зная, что мать подозревает дочь в сектантстве, он решил и ей помочь, и заодно заработать. Страж порядка сам позвонил Ирине Сергеевне: — Вас беспокоят из ГУВД. Оперуполномоченный Барышников (фамилия изменена. — Авт.). Я могу вам помочь. У меня есть знакомые, психологи, которые вызволяют людей из сект. За 3 тысячи долларов они могут увезти вашу дочь подальше от Москвы на некоторое время. С ней поработают, и, поверьте, совсем скоро девочка забудет об этих глупостях. Уже вконец отчаявшаяся мать согласилась не раздумывая: — Делайте с ней что хотите — только изолируйте от этой развратницы. В начале осени 2002 года Ирина Сергеевна передала незнакомцам 3 тысячи долларов (пообещав впоследствии регулярно передавать деньги на питание), а также загранпаспорт дочери и фотографии обеих девушек. Также она вручила им фотографию Машиного дедушки и ее детские вещи (чтобы узнице их показывали, когда будут говорить с ней о семейных ценностях). Но главное — женщина написала “спасителям”, в каких местах бывает ее дочь и какими маршрутами обычно ходит. 26 октября Мария Митько возвращалась из библиотеки. В 17.30, когда она шла по Серебрянической набережной, с ней поравнялась машина. Вышли трое. Затащили девушку в авто и увезли в Ивантеевку. Там, в одной из городских квартир, ее продержали три дня, после чего перевезли в Шаховской район, в деревенский дом… Похитителями были трое знакомых Барышникова. Бывшие спецназовцы. От психологии далекие. Но, что интересно, не убийцы и не грабители, а нормальные мужики. Как потом выяснилось, они действительно подрабатывали тем, что вызволяли людей из сект или избавляли от наркозависимости — увозили подальше и проводили “разъяснительную работу”. И помочь пожилой женщине решили из самых благих побуждений. Если не считать того, что во время потасовки с похитителями Мария сломала руку (она отчаянно сопротивлялась), обращались с ней вполне по-людски. Показывали фотографию дедушки, хорошо кормили, водили гулять… Регулярно звонили матери и успокаивали тем, что дочь уже почти встала на путь исправления и даже закрутила роман с одним из “психологов” — неким Максимом (на самом деле никакого романа, конечно, не было). А узница плакала и объясняла мужикам, что она не сектантка, а лесбиянка… Когда у Марии начала гноиться рука, одумавшиеся “стражники” сами отвезли ее в больницу. И потом регулярно навещали. К тому времени они уже поняли, что она действительно не имеет никакого отношения к религиозным обществам… Вернувшись домой, Мария подала на мать в суд. Примирение невозможно? В суде на родственниц было жалко смотреть. Мать, окруженная пожилыми “соратницами”, призывала Марию: “Доченька, одумайся”. А та в ответ: “Прошу не называть меня “дочерью”. Называйте меня “потерпевшая”. Свидетели из обществ, в которые обращалась Ирина Сергеевна, не могли с уверенностью сказать, что Мария попала в секту. И все говорили примерно следующее: “Я лично не видела, но, по рассказам Ирины Сергеевны, очень похоже…” Друзья и одноклассники потерпевшей тоже склонялись к одному: “Да, раньше, когда Мария училась в школе, они с матерью были намного ближе. А насчет секты — не знаем”. Пожилую женщину эксперты нашли психически здоровой. Месяц назад Таганский суд Москвы признал ее виновной по статье 126 часть 3 УК РФ “похищение человека организованной группой”. И приговорил к 7 годам условно. — На самом деле жалко их обеих, — говорит адвокат Андрей Князев. — Здесь единственный выход — помириться. Но мама не желает признать, что дочь имеет нетрадиционную ориентацию. И чувствует себя мученицей, которая страдает ради своего ребенка. А моя подзащитная теперь хочет лишь одного — чтобы ее мать изолировали: либо посадили в тюрьму, либо положили в больницу. Марию можно понять: все это время родительница не оставляла ее в покое — звонила по сто раз на дню, приходила домой, на работу, пыталась привлечь в союзницы квартирную хозяйку, у которой тезки снимали жилье (в итоге девушкам пришлось сменить адрес — Ирина Сергеевна его не знает). И, по словам адвоката, если не брать в расчет похищение, с юридической точки зрения Ирина Сергеевна не делает ничего противозаконного. Ей даже нельзя вменить “вторжение в частную жизнь”, потому что она мать. Правда, с некоторых пор родительница затихла. Надолго ли — неизвестно… P.S. Сейчас Мария Митько работает в одной крупной американской фирме. Ее руководители, как люди западного менталитета, относятся к нетрадиционной ориентации сотрудницы совершенно лояльно. Родители ее возлюбленной тоже не проявляют агрессии, смирившись с такой данностью (просто стараются поменьше общаться с “зятем”). Митько живет своей размеренной жизнью. В числе ее друзей есть как девушки, так и парни. Она очень сердится, когда ее называют “девочка”, и подумывает над тем, чтобы сменить пол.
  • 12.05.2004
    Анонс. Читайте в «Известиях» о завершении процесса в пользу пострадавшей в маршрутке Ксении СадовниковойЧитайте в «Известиях» о завершении процесса в пользу пострадавшей в маршрутке Ксении Садовниковой - статья «Владельцы маршрутных такси заплатят пассажирке 158 тысяч рублей компенсации».