Дело наследников Мальцевых (признание недействительным договора ренты).

Дело: Дело наследников Мальцевых (признание недействительным договора ренты).


К Рульковой М.В. обратились Мальцевы, которые пояснили, что являются наследниками Прокофьевой З.Г. умершей в октябре 2016 года.
В 2004 году Прокофьева З.Г. составила завещание, в соответствии с которым, по 1/3 доли права собственности на принадлежащую ей квартиру она завещала троим родственникам: 1. Мальцеву И.Р., 2. Мальцеву Е.Р., 3. Мальцевой И.Р.

Родственники сообщили, что что в период с 2014 по 2016 год стали замечать провалы в памяти Прокофьевой З.Г.: она часто беспричинно плакала, периодически не узнавала родственников. Для круглосуточного ухода за ней Мальцев И.Р. нанял сиделку, поскольку оставлять одну в таком состоянии Прокофьеву З.Г. было нельзя, родственники оплачивали услуги сиделки, привозили продукты питания, предметы гигиены, одежду.

В июне 2016 года Прокофьева З.Г. оказалась в Психиатрической клинике: гуляла во дворе дома вместе с сиделкой, когда сиделка отлучилась в магазин, Прокофьева З.Г. ушла в неизвестном направлении. Посторонние люди, увидев бабушку, вызвали полицию, а полиция в свою очередь, не установив личность Прокофьевой З.Г. и обнаружив потерю памяти у Прокофьевой З.Г., вызвала психиатрическую помощь. В одно из посещений Прокофьевой З.Г. родственниками, бабушка пожаловалась на своего племянника, который требовал от Прокофьевой З.Г. какие-то документы. После больницы Мальцевы забрали бабушку к себе домой. После смерти Прокофьевой в октябре 2016 года Мальцевы выяснили у нотариуса о том, что Прокофьева З.Г. по договору ренты с племянником в августе 2016 года передала ему свою квартиру.

После консультации было принято решение обратиться в суд с иском о признании договора ренты недействительным, признании права собственности на квартиру по 1/3 доли за каждым наследником.

В рамках рассмотрения дела по ходатайству юриста судом была назначена и проведена посмертная судебная психиатрическая экспертиза, которая показала, что умершая страдала расстройством (деменцией) и не могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими в момент заключения договора ренты. Также суд выслушал свидетелей истца, допрошенных по ходатайству юриста, принял во внимание тот факт, что подпись Прокофьевой З.Г. на договоре и в доверенности на регистрацию прав собственности на квартиру от имени Прокофьевой З.Г. была выполнена не ею, а рукоприкладчиком, и незадолго после выписки Прокофьевой З.Г. из психиатрической больницы.

Исковые требования наследников суд удовлетворил. Решение ответчиком было обжаловано, однако выслушав доводы юриста и представленные ею письменные возражения на жалобу, суд апелляционной инстанции оставил решение суда без изменения.

Все дела данной области права