Дело: Дело Бойковой


Уголовные дела
Следственный отдел на транспорте Московского межрегионального следственного управления на транспорте СК РФ

В коллегию адвокатов "Князев и партнеры" за оказанием юридической помощи обратилась Бойкова О.М. В ноябре 2012 года ее сын трагически погиб под колесами пригородной электрички. При нем в день смерти находился мобильный телефон, который пропал при странных обстоятельствах. Установить нынешнего владельца телефона не удалось, в связи с чем следствие отказало в возбуждении уголовного дела по факту кражи телефона, а также отказало в возбуждении уголовного дела по факту смерти парня, проведя формальную проверку на основе показаний машиниста поезда и  его помощника. Молодой человек, находящийся в день смерти Бойкова Л. с ним, также не смог пояснить куда делся мобильный телефон друга после наезда электропоезда, при это совершил с этого телефона звонок на свой номер.

Таким образом, изучив обстоятельства дела, постановления об отказе в возбуждении уголовных дел адвокатом было принято решение обжаловать данные постановления.

МОСКОВСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ СЛЕДСТВЕННОЕ

УПРАВЛЕНИЕ НА ТРАНСПОРТЕ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Адвокат МКА «Князев и партнеры»

Г. Москва, ул. М-Дмитровка, д.16, стр.6

Т. (495)699-34-03; (495) 507-11-28


Ж А Л О Б А

(в порядке ст. 124 УПК РФ на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела)

В соответствии с нормами закона «Об адвокатской деятельности в РФ» мною заключено соглашение на оказание юридической помощи с гр. Бойковой О.М., которая является матерью погибшего БойковаЛ.

28 ноября 2012 года старшим следователем Юго-Западного следственного отдела на транспорте Московского межрегионального следственного управления на транспорте СК РФ лейтенантом юстиции Ш. по результатам материалов проведенной проверки (КРСоП №___ пр-12 от 30.10.2012 г.) по факту смертельного травмирования электропоездом №6308 18.10. 2012г. Бойкова  вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Также 23 ноября 2012 года старшим оперуполномоченным ОУР ЛО МВД России на станции Москва-Павелецкая капитаном полиции Б. по результатам рассмотрения материалов проверки (КУСП ЛО МВД Росии № от 14.11.2012г.), поступивших из ЮЗСОТ ММСУТ по факту исчезновения у погибшего Бойкова мобильного телефона и денежных средств вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Согласно материалам проверки, Бойков совместно со своим другом Г. наносили рисунки «графити» на определенные поверхности в непосредственной близости от железнодорожных путей в районе станции «Нижние Котлы». Согласно объяснений Г. , они наносили «графити» на металлический выступ, расположеный под мостом вдоль железнодорожного пути. Граматько слышал шум приближающегося поезда и гудок. Согласно его объяснений : «через мгновение я ощутил движение поезда за спиной и увидел, как Бойкова зацепило за рюкзак за его спиной и затянуло под поезд».

Из объяснений машиниста Р.  и помощника машиниста Ч. следует, что в непосредственной близости от железнодорожных путей они заметили молодого человека, который на сигналы большой громкости не реагировал, в связи, с чем было предпринято экстренное торможение, однако наезд на человека предотвратить не удалось.

Протокол осмотра места происшествия не содержит информации, которая подлежала проверке относительно описанного выступа, расстояния между этим выступом и железнодорожными путями, а также расстояния между выступом и проходившим мимо вагоном. В связи с этим возникают вопросы, имеющие существенное значение для уголовного дела и связанные с основаниями необходимости возбуждения уголовного дела и производства следственных действий. А именно: Мог ли быть Бойков быть затянутым под проходивший поезд по причине зацепившегося за поезд рюкзака за плечами погибшего? Существует ли металлический выступ, на котором должно было изображаться «графити». В объяснениях машиниста отсутствует описание самого наезда и описание расположения погибшего в момент наезда, где он находился относительно движущегося поезда? Перед поездом, или сбоку от него? Из их объяснений невозможно понять механизм наезда. Почему машинист Р.и его помощник Ч. в своих объяснениях не упоминают второго молодого человека-Граматько? Могли ли они его не заметить? Если Бойкова затянуло под проходящий поезд, каким образом это могли увидеть машинист и его помощник и остановить поезд? В объяснениях отсутствует описание расположения погибшего Бойкова в тот момент, когда его увидел машинист и стал подавать сигналы. Как он располагался, лицом, спиной или боком к поезду? Почему Г. ощутил движение поезда за спиной через мгновение после того, как услышал гудок? Без установления указанных обстоятельств вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела считаю незаконным и преждевременным. Именно в ответах на эти вопросы могут быть установлены те сведения и обстоятельства, которые не формально, а обоснованно установят либо признаки состава преступления, либо их отсутствие. Только установив эти обстоятельства можно приходить к выводам о виновности или не виновности машиниста в причинении смерти Бойкову.

Относительно постановления об отказе возбуждения уголовного дела в отношении пропажи телефона погибшего и денежных средств в размере 2500 рублей. Создается отчетливое убеждение, что правоохранительные органы не интересует то обстоятельство, что у Бойкова сразу после наезда на него и его смерти пропал мобильный телефон. Через час после происшествия на номер телефона Г. с телефона Бойкова( 8916,,,,,,,,, зарегистрированного на имя его матери, Бойковой.) поступил входящий звонок длительностью 42 сек. Г.объяснил, что случайно нажал красную кнопку и скинул вызов. Совершенно очевидно, что подобное объяснение ложное, так как распечатка показывает, что входящий звонок длился 42 секунды. Сам Г. также не отрицает, что в последствии сам мог набирать номер Бойкова, цель набора номера объяснить не может. В последствии, в разные периоды времени с сотового телефона Бойкова на различные номера абонентов совершались телефонные звонки. Кто пользуется телефонным аппаратом погибшего и совершает звонки в Молдавию, Пензу и Поволжье. Каким образом аппарат попал к неизвестному лицу, правоохранительными органами не выяснено. А может кто-то отнял у Бойкова телефон и толкнул под поезд, а Г. был запуган и боится говорить следствию о случившемся? Может именно этим объясняется его многократные изменения описания обстоятельств гибели Бойкова? Может именно поэтому он первоначально отрицал факт своего присутствия в момент гибели Бойкова? В случае возбуждения уголовного дела Г. должен быть предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, и возможно, даст правдивые показания? Проверка проводилась только по факту пропажи телефона, без привязки к обстоятельствам смерти Бойкова. Считаю это неправильным и недопустимым. Сам факт пропажи телефона не представлял бы такого интереса. Но учитывая, что Бойков погиб при невыясненных обстоятельствах (несчастный случай или чей-то умысел), факт пропажи его телефона, установление лица, у которого он находится на сегодняшний день, возможная причастность этого лица к гибели Бойкова, возможность установления ряда обстоятельств, в том числе причины изменения объяснений Г., имеет существенное значение для уголовного дела и безусловно может повлиять на обоснованность его возбуждения и дальнейшего расследования. Выяснение этих обстоятельств не может происходить в отдельности от выяснения причин, повлекших гибель Бойкова, вынесение постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по отдельности представляется в корне неправильным, наносящим вред как принципам, так и целям нормам уголовного и уголовно-процессуального закона.

Таким образом, проведенными проверками не установлены следующие обстоятельства, в соответствие со ст. 73 УПК РФ, подлежащие доказыванию:

Согласно п.1 ч.1 ст. 73 УПК РФ подлежат доказыванию место и способ совершения преступления. Из материалов проверки не следует, где именно находился Бойков в момент наезда поезда, в протоколе осмотра места происшествия не указан выступ, на который наносилось графити, расстояние до железнодорожного полотна, и не установлено, мог ли проходящий поезд зацепить рюкзак Бойкова находящийся у него за спиной. Не установлен способ наезда, а именно, был ли Бойков сбит поездом, передней частью локомотива, или затянут под поезд по причине зацепления боковой частью движущегося вагона за рюкзак.

Нарушены нормы п.5 ч.1 ст. 73 УПК РФ . Выводы о невиновности машиниста поезда преждевременные. Они основываются на объяснениях самого машиниста о том, что им был замечен молодой человек и подавались громкие звуковые сигналы и он применил экстренное торможение, однако избежать наезда не смог. При этом машинист не указывает, какой частью поезда произошел наезд. Если погибшего зацепило за рюкзак и затянуло под поезд, каким образом об этом стало известно машинисту? Он этого знать не мог. Почему очевидец происшествия Грамотько говорит о том, что услышал сигнал и в то же мгновение почувствовал волну проходящего поезда? Согласно протокола совещания в моторвагонном метро тормозной путь составил 402 метра. Имеется в виду с момента начала торможения до полной остановки. Остается невыясненным, каково расстояние от начала торможения до момента наезда и расстояние после наезда до полной остановки. Не исключено, что машинист поздно заметил молодого человека и подал звуковой сигнал. Поэтому очевидец Г. говорит, что «в то же мгновение почувствовал волну проходящего поезда». Может быть машинист начал торможение после наезда на погибшего? Только после выяснения этих обстоятельств можно делать обоснованные выводы об отсутствии обстоятельств, исключающих преступность деяния и наказуемость. В их отсутствии решение об отказе в возбуждении уголовного дела представляется формальным .

Исходя из изложенного очевидно, что полностью нарушены нормы ст. 85 УПК РФ , так как правоохранительными органами не осуществлен ни один из этапов доказывания, а именно: не проводилось в полном объеме ни собирания доказательств и сведений, ни их проверка, соответственно существующая оценка и сделанные выводы об отсутствии признаков состава преступления формальны. Не в моей компетенции давать оценку деятельности правоохранительных органов, но это полное безобразие.

Согласно ч.2 ст. 21 «В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления».

Согласно ч.4 ст.7 УПК РФ Определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Постановления об отказе возбуждения уголовного дела по факту смерти Бойкова даже с натяжкой нельзя оценить как обоснованные и мотивированные. Эти постановления- классика формализма.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 123-124 УПК РФ

П Р О Ш У :

Постановление старшего следователя ЮЗ следственного отдела транспорте Московского межрегионального следственного управления на транспорте СК РФ Ш. об отказе в возбуждении уголовного дела от 28 ноября 2012 года отменить как незаконное и необоснованное.

Постановление старшего оперуполномоченного ОУР ЛО МВД России на станции Москва-Павелецкая капитаном полиции Б. об отказе в возбуждении уголовного дела от 23 ноября 2012 года по факту исчезновения у погибшего Бойкова мобильного телефона и денежных средств отменить как незаконное и необоснованное.

По факту смерти Бойкова и пропажи его сотового телефона и денежных средств возбудить уголовное дело, провести следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление обстоятельств гибели Бойкова, а именно на вероятность причастия неустановленных лиц, владеющих на сегодняшний день сотовым телефоном Бойкова, а также на точное установление обстоятельств, определяющих наличие либо отсутствие состава преступления в действиях машиниста поезда и его помощника.





декабрь
2012



Все дела данной области права