Дело: Дело Кудрявцева Ю.Н.


(иск о взыскании неосновательного обогащения в связи с прекращением договора доверительного управления ОФБУ)

К Адвокату обратился Кудрявцев Ю.Н. с предложением представлять его интересы в Тверском районном суде г. Москвы в рамках судебного процесса по иску к КБ «Юниаструм Банк» (ООО) (далее – «Банк») о взыскании неосновательного обогащения в связи с прекращением договора доверительного управления ОФБУ.

Принимая во внимание, что Адвокат уже провел один процесс против Банка о взыскании убытков, понесенных учредителями управления ОФБУ, у него имелись доказательства допущенных Банком нарушений и по другим фондам, так как они имели однотипный характер, что привело к массовому обесцениванию находившихся в фондах активов.

Выбор способа защиты в виде истребования суммы неосновательного обогащения был выбран Адвокатом после получения доказательств того, что само доверительное управление имуществом учредителей фактически не осуществлялось, а была лишь его имитация.

В соответствии с ч.1 ст.1012 ГК РФ по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления.

В соответствии с ч.1 ст.1018 ГК РФ имущество, переданное в доверительное управление, обособляется от другого имущества учредителя управления, а также от имущества доверительного управляющего. Это имущество отражается у доверительного управляющего на отдельном балансе, и по нему ведется самостоятельный учет. Для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением, открывается отдельный банковский счет.

Доверительный управляющий осуществляет доверительное управление имуществом лично, кроме случаев, предусмотренных пунктом 2 статьи 1021 ГК РФ.

Доверительный управляющий может поручить другому лицу совершать от имени доверительного управляющего действия, необходимые для управления имуществом, если он уполномочен на это договором доверительного управления имуществом, либо получил на это согласие учредителя в письменной форме.

С учетом вышеизложенного Истец полагает, что отличительными признаками доверительного управления в т.ч. являются: открытие отдельного счета доверительного управляющего по Фонду в ЦБ РФ, обособление имущества Фонда от имущества доверительного управляющего, имущества других Фондов и лиц, совершение сделок с имуществом Фонда от имени самого банка с указанием признака Д.У. либо третьим лицом, но от имени Банка, а не от имени третьего лица (брокера).

Из полученных Адвокатом ответов из ФСФР России и ЗАО «ФБ ММВБ» стало очевидно, что сделки по приобретению ценных бумаг на бирже осуществлял приглашенный Банком брокер от своего имени, что прямо запрещено законом и более соответствует природе договора комиссии, а не доверительного управления.

На фондовой бирже ОФБУ не были зарегистрированы банком в качества клиента участника торгов, а сам банк не являлся участником этих торгов.

Учитывая некорректное присвоение кодов клиентам участника торгов, из которых невозможно определить, в каком качестве выступал в них сам банк, у биржи не имелось возможности идентифицировать то, с каким имуществом и какого фонда совершались сделки брокером.

Принимая во внимание, что сделки на бирже с переданным Банком имуществом осуществлялись участником торгов – брокером (ОАО «ЮТРЭЙД.РУ») от своего имени, клиентом которого был Банк, как юридическое лицо, а не как доверительный управляющий, невозможно установить, чье имущество – самого Банка, Фонда, иных ОФБУ, физических и юридических лиц, было предметом совершения сделок с участием брокера, поэтому, Истец полагает, что его денежные средства не являлись предметом доверительного управления по смыслу норм ГК РФ, а значит должны быть ему возвращены в полном объеме при прекращении договора доверительного управления.




Все дела данной области права