Дело: Дело ООО «Обитель Старт»


К налоговому консультанту коллегии адвокатов «Князев и партнёры» Игорю Симонову за правовой помощью обратился генеральный директор ООО «Обитель Старт» (далее – Общество). Так, в период со 20 апреля 2009 года по 5 июня 2009 года сотрудниками Инспекции Федеральной налоговой службы России была проведена выездная налоговая проверка Общества по вопросам правильности и своевременности уплаты налогов и сборов за период с 1 января 2006 г. по 31 декабря 2007 г. По результатам проведенной проверки был составлен акт (далее – акт). По налогу на прибыль Согласно Акту, в ходе проверки правильности исчисления и своевременной уплаты Обществом налога на прибыль за период с 1.01.2006 года по 31.12.2007 года установлены нарушения налогового законодательства РФ со стороны Общества, а именно, положений ст. 252, ст. 270, Налогового кодекса Российской Федерации, занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль: - за 2006 год в размере 11 756 789 рублей, что привело к неуплате налога на прибыль в сумме 2 821 629 рублей; В Акте содержится информация о том, что организации – контрагенты Общества обладают признаками фирм-«однодневок», не находятся по месту регистрации, не ведут финансово-хозяйственную деятельность. Кроме того, по мнению налоговых инспекторов руководитель Общества не проявил должной осмотрительности и осторожности, поскольку при выборе контрагента не удостоверился, что последний реально существует, осуществляет хозяйственную деятельность, не запросил у контрагента выписку из Единого государственного реестра юридических лиц, копии учредительных документов. Правовой анализ сложившейся ситуации, проведенный налоговым консультантом, определил следующие выводы. Согласно п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 НК РФ). Общие критерии отнесения тех или иных затрат к расходам, должны применяться в системе действующего правового регулирования с учетом целей и общих принципов налогообложения, а также позиций Конституционного Суда Российской Федерации. Гражданское законодательство рассматривает предпринимательскую деятельность как самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли, которая для коммерческих организаций является основной целью их деятельности, а для некоммерческих организаций служит достижению целей, ради которых они созданы. Глава 25 НК РФ регулирует налогообложение прибыли организаций и устанавливает в этих целях определенную соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли. Так, перечень затрат, подлежащих включению в состав расходов, связанных с производством и реализацией, содержит материальные расходы, расходы на оплату труда, суммы начисленной амортизации и прочие расходы, включая расходы на ремонт основных средств, направленные на развитие производства и сохранение его прибыльности. Этот же критерий прямо обозначен в абзаце четвертом пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации как основное условие признания затрат обоснованными или экономически оправданными: расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Из этого же исходит и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, указавший в Постановлении от 12 октября 2006 года N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате. Вместе с тем обоснованность получения налоговой выгоды, как отмечается в том же Постановлении, не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала. Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1, Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. Вместе с тем, в соответствии со ст. 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, для российских организаций прибылью в силу гл. 25 Налогового кодекса Российской Федерации признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с указанной главой Кодекса. Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ. В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Пунктом 2 указанной нормы и п. 13 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного Приказом Минфина РФ N 34н от 29.07.1998, установлено, первичные учетные документы должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа (формы), код формы; дату составления; наименование организации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измерители хозяйственной операции (в натуральном и денежном выражении); наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, личные подписи и их расшифровки (включая случаи создания документов с применением средств вычислительной техники). Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты, перечень которых определен названными нормами. Вместе с тем, согласно п. 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом следует учитывать, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Сделки с контрагентами Общество проводило в рамках заявленной зарегистрированной деятельности. При этом необходимо отметить, что генеральный директор перед заключением сделки, предпринял все меры необходимые в таких случаях, для такого рода сделок. Он получил копию выписки из Единого реестра юридических лиц на контрагентов и копии учредительных документов. Кроме того в соответствии со ст.108 НК РФ лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица. Таким образом, убеждены, что доводы проверяющих лиц, каждый по отдельности и в целом по совокупности, приведенные в обоснование того, что деятельность Общества направлена на получение необоснованной выгоды, в частности, по налогу на прибыль, беспочвенны и несостоятельны в связи с указанными выше фактическими обстоятельствами, которым проверяющими лицами не дано должной оценки. В связи с вышеизложенным, юрист сделал вывод о добросовестности налогоплательщика. На основании данного и руководствуясь ст. 3, 75, 106, 108, 109, 252, 253, 254, 264, 265, 268, 272, 273, 274 Налогового кодекса Российской Федерации, Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", что с Общества не может, взыскана сумма не полностью уплаченного налога на прибыль за 2006 год в сумме 2 821 629 рублей; взысканы пени за несвоевременную уплату или неуплату налогов (сборов) в соответствии со ст. 75 Налогового кодекса Российской Федерации; Общество не может быть привлечено к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации, - за неполную уплату сумм налога в результате занижения налоговой базы в виде взыскания штрафа в размере 20 % от неуплаченной суммы налога на прибыль. По налогу на добавленную стоимость В ходе проверки правильности исчисления и своевременной уплаты Обществом НДС за период с 1.01.2006 по 31.12.2007 г. проверяющие сделали вывод о неправомерном предъявлении к вычету суммы НДС уплаченные в адрес контрагентов в 2006 году на общую сумму 2 119 324 рубля. Свой вывод налоговые инспекторы обосновывают тем, что, по их мнению, контрагенты Общества обладают признаками организаций – «однодневок», что счета-фактуры этих организаций не подтверждают фактическое осуществление поставки товара, выполнения услуг, поскольку у этих организаций отсутствует бухгалтерская и налоговая отчетность, а значит, нет и первичных документов, которые должны были отражаться в ней, в результате чего, установлена недостоверность сведений, содержащихся в представленных Обществом в обосновании налогового вычета счетах-фактурах. Правовой анализ сложившейся ситуации, проведенный налоговым консультантом, определил следующие выводы. Согласно пунктам 1 и 2 ст. 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога. Обществом в обоснование законности произведенного вычета по НДС представлены документы, подтверждающие фактическую уплату сумм налога, которые не вызвали нарекания со стороны проверяющих лиц, а также счета – фактуры, надлежащее оформление которых, в соответствии со ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации, также не подлежало сомнению проверяющих лиц. Вместе с тем, в соответствии с п. 7 ст. 3 Налогового кодекса Российской Федерации в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков. Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы. Факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом. Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 11.04.2007 г. по делу № Ф04-2058/2007(33228-А46-26) отмечено, что недобросовестность поведения налогоплательщика может быть выражена в совершении каких-либо действий, которые запрещены действующим законодательством, или несовершении каких-либо действий, обязанность совершения которых возложена на налогоплательщика. Общество заключая сделки со своими контрагентами, проверило действительность и легальность этих юридических лиц, и убедилось в том, что они являются плательщиками НДС, истребовав у них соответствующие документы, подтверждающие данные обстоятельства. Считаем, что данные обстоятельства свидетельствуют о должной осмотрительности и осторожности, об определенной заботливости при выборе своих контрагентов. Кроме того, налоговое законодательство не связывает возникновение у налогоплательщика права на возмещение сумм налога на добавленную стоимость с фактом перечисления соответствующей суммы налога в бюджет поставщиком товаров или поставщиком по цепочке и не обязывает налогоплательщика представлять доказательства в подтверждение этого факта, также как не обязывает налогоплательщика по проверке своих контрагентов (Постановление ФАС Московского округа от 21.11.2006 N КА-А40/11470-06 по делу N А40-20826/06-115-159, Постановление ФАС Московского округа от 17.01.2008 N КА-А40/14110-07 по делу N А40-69932/06-35-423, Постановление ФАС Московского округа от 08.02.2007, 12.02.2007 N КА-А40/217-07 по делу N А40-77973/05-128-658, Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 11.04.2007 г. по делу № Ф04-2058/2007(33228-А46-26). Данная позиция подтверждается в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 N 329-О, которая определяет, что истолкование статьи 57 Конституции в системной связи с другими положениями Конституции не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Вместе с тем, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 25 января 2007 года № А56-15180/2006 указал, что несмотря на отсутствие контрагента по адресу, указанному в учредительных документах и сдачу «нулевой» отчетности затраты налогоплательщика являются обоснованными. Так же суд отметил, что недобросовестность покупателя не влияет на экономическую целесообразность полученных услуг. Кроме того в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 17 января 2007 года № Ф04-2947/2006 (30031-А03-15) установлено, что нарушение контрагентом своих налоговых обязательств не является доказательством получения необоснованной налоговой выгоды. Таким образом, в силу ст. 3, 75, 106, 108. 109, 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации, Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", а также, в связи с указанными выше обстоятельствами с Общества не может быть взыскана сумма не полностью уплаченного НДС в сумме 2 119 324 рубля; взысканы пени за несвоевременную уплату НДС, а равно не может быть Общество привлечено к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату сумм налога в результате неправильного исчисления налога, выразившегося в завышении сумм НДС, отнесенных в состав вычетов из бюджета в виде взыскания штрафа в размере 20 % от неуплаченной суммы НДС. При этом положения налогового законодательства должны применяться с учетом требований пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации о толковании всех неустранимых сомнений, противоречий и неясностей актов законодательства о налогах и сборах в пользу налогоплательщиков, а также правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации о необходимости установления, исследования и оценки судами всех имеющих значения для правильного разрешения дела обстоятельств (Определение от 12 июля 2006 года N 267-О). По всем налоговым обязательствам за 2006 и 2007 годы Обществом в налоговый орган представлялись налоговые декларации, в сроки и в соответствии с действующим налоговым законодательством РФ, уплата начисленных налоговых обязательств производилась в соответствии с Налоговым Кодексом Российской Федерации. Принимая во внимание вышеизложенное, налоговым консультантом были подготовлены возражения на Акт налоговой проверки. Однако Начальник ИФНС вынес решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности. В настоящий момент подана апелляционная жалоба на указанное решение в УФНС по г.Москве.


Все дела данной области права