Дело: Дело Семенова (трудовой спор)


К адвокату обратился бывший работник банка, уволенный из него по п.5 ст.81 Трудового кодекса РФ (неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание), с предложением представлять его интересы в Замоскворецком районном суде г. Москвы при признании недействительной записи об увольнении Истца по п.5 ст.81 ТК РФ, изменении формулировки основания и причины увольнения (п.5 ст.81 ТК РФ) на увольнение по собственному желанию (п.3 ст. 77 ТК РФ), изменении даты увольнения на дату вынесения судом решения, обязании ответчика выдать истцу дубликат трудовой книжки без записи, признанной судом недействительной, взыскании денежных средств за время вынужденного прогула и взыскании морального ущерба.

В течение четырех лет истец работал начальником отдела кредитования юридических лиц (ОКЮЛ) отделения крупного банка в г. Москве. С конца 2007 года истец с его согласия был переведен на должность начальника отдела по работе с клиентами данного отделения. В марте 2008 года управляющим банком был издан приказ об увольнении истца с должности начальника отдела по работе с клиентами в соответствии с п.5 ст.81 (неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание) Трудового кодекса РФ. Истец проработал в банке на разных должностях более 15-ти (пятнадцати) лет, являлся одним из самых опытных и квалифицированных сотрудников, за это время на него не было наложено ни одного дисциплинарного взыскания.

Более того, приказом Президента банка за достижение высоких показателей в работе и заслуги в области развития и совершенствования банковского дела он был награжден Почетной грамотой банка. За период работы истца в должности начальника ОКЮЛ проверки операций по кредитованию юридических лиц проводились ежеквартально отделом внутреннего контроля отделения банка, а также один раз в два года силами Управления внутреннего контроля ревизий и аудита банка.

До ноября 2007 года замечаний по поводу работы истца со стороны проверяющих не поступало. В ноябре 2007 года по результатам документальной ревизии деятельности отделения были выявлены отдельные недостатки и нарушения требований нормативных документов банка, допущенные в банковской деятельности за последние два года. Результаты документальной ревизии были рассмотрены на заседании Совета отделения банка, в решении которого, в частности, отмечено, что при организации кредитной работы с юридическими лицами допускались нарушения при выдаче и сопровождении отдельных кредитов, за что истец, будучи на момент принятия Советом решения о наложении дисциплинарного взыскания начальником другого отдела (а именно, отдела по работе с клиентами), был привлечен к ответственности – ему было объявлено замечание за недостатки в организации работы отдела кредитования юридических лиц, приведшие к нарушениям при выдаче и сопровождении отдельных кредитов.

Данное дисциплинарное взыскание было наложено на истца несмотря на то, что в его объяснительной записке на имя Президента банка и в пояснительной записке на имя управляющего отделением было указано и доказано, что работа отдела кредитования юридических лиц была организована в соответствии с действующими нормативными актами Сбербанка России. В п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 17 марта 2004 года (далее по тексту – «Пленума ВС РФ») говорится, что при рассмотрении дела об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по договору, должностных инструкций и т.п.). Никаких конкретных ссылок на степень и форму вины истца, а также на ненадлежащее исполнение им своих трудовых обязанностей, указанных в должностной инструкции как начальника отдела по работе с клиентами и в его трудовом договоре, при наложении дисциплинарного взыскания со стороны управляющего отделением сделано не было. В ноябре-декабре 2007 года после окончания документальной ревизии и рассмотрения ее итогов управляющим отделением была инициирована дополнительная проверка операций кредитования юридических лиц, которая проводилась за уже ранее проверенный период времени, основной состав ревизоров тоже остался прежним.

При этом дополнительная проверка проводилась по тем же организациям – заемщикам, по которым была проведена предыдущая проверка, по результатам которой истец уже был привлечен к дисциплинарной ответственности. В тоже время решения о выдаче всех кредитов юридическим лицам, в том числе и действующих кредитов заемщикам, прекратившим возврат сумм кредитов и процентов в декабре 2007 г., принимались на заседаниях КАПО (коллегиальный орган отделения), председателем которого является управляющий отделением. В начале 2008 г. в отделении многие сотрудники стали увольняться. Отношение руководства к истцу начало резко меняться в худшую сторону, что заставило его принять решение о расторжении трудовых отношений с отделением банка.

21 января 2008 года Истцом было подано заявление об увольнении по собственному желанию, на котором управляющим отделением была сделана запись «В приказ», что свидетельствует о первоначальном его желании расторгнуть трудовые отношения с истцом по указанному им основанию, т.е. по п.3 ст.77 Трудового кодекса РФ. В соответствии с принятым решением руководства об увольнении истца по собственному желанию отделом кадров был подготовлен приказ от 21.01.2008 г., с которым Истец был ознакомлен под роспись, и в котором было указано, что он уволен 22.01.2008 г. на основании п.3 ст.77 ТК РФ, т.е. по инициативе работника. В тот же день в соответствии с вышеупомянутым приказом истцу был выдан обходной лист, на основании которого им производилась передача документов и материальных ценностей.

Так же 22 января 2008 года отделением с истцом было заключено дополнительное соглашение, согласно которому была пересмотрена в сторону повышения процентная ставка по кредиту, предоставленному истцу на основании договора об открытии невозобновляемой кредитной линии. Один из пунктов указанного договора гласит, что в случае увольнения заемщика из системы кредитора с ним не позднее даты увольнения должно быть заключено дополнительное соглашение, согласно которому процентная ставка за пользование кредитом устанавливается в размере ставки банка по кредитам на неотложные нужды для физических лиц, не являющихся работниками банка. Однако 22.01.2008 г. с приказом об увольнении работодатель истца не ознакомил, трудовая книжка ему не была выдана, полный расчет не произведен, как это предписывает ст.84.1 ТК РФ.

Более того, на заявлении Истца об увольнении по собственному желанию от 21.01.2008 г. за подписью управляющего отделением этим же числом появилась резолюция: «отказать в увольнении по собственному желанию, уволить согл. п.5 ст.81 ТК РФ». В данной резолюции работодателя обращает на себя внимание его полнейшее пренебрежение правом работника на расторжение трудового договора по своей инициативе. Данного права его нельзя лишить, заявление работника согласно ст. 80 ТК РФ носит уведомительный характер, однако оно порождает обязанность работодателя расторгнуть трудовой договор с работником, ограничив последнего только сроком предупреждения о своем увольнении.

Еще более вопиющим нарушением трудового законодательства при увольнении работника является вторая часть указанной выше резолюции работодателя, а именно: «уволить согл. п.5 ст.81 ТК РФ». Адвокатом также было обращено внимание суда на тот факт, что данная резолюция была вынесена 21.01.2008 г., а на тот момент у истца было только одно дисциплинарное взыскание, а оснований для наложения второго, тем более в виде увольнения не существовало, тем более существующий порядок наложения дисциплинарных взысканий, указанный в ст. 193 ТК РФ не позволяет работодателю сначала принимать решения о наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения, а потом «подводить» под это соответствующую правовую базу.

В связи с тем, что истцу было отказано в увольнении по собственному желанию с 22.01.2008 г. в связи с отсутствием согласованного с работодателем срока увольнения, а по другому заявленному ответчиком основанию (п.5 ст.81 ТК РФ) он пока еще не был уволен, 04 февраля 2008 г. (срок окончания двухнедельного предупреждения о своем увольнении согласно ст. 80 ТК РФ) истец направил ответчику заявление с требованием завершить процесс увольнения по п.3 ст.77 ТК РФ с 04 февраля 2008 года с соблюдением положений ст.84.1.ТК РФ. В ответ на указанное заявление ответчиком в адрес истца было направлено письмо, в котором истцу фактически еще раз было отказано в его законном праве уволиться по собственному желанию даже после истечения двухнедельного срока предупреждения об увольнении, т.е. с 04 февраля 2008 года. После этого истцу был вручен приказ об увольнении ее по п.5 ст.81 ТК РФ (за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание).

С документом, явившимся основанием для наложения дисциплинарного взыскания, истца ответчик также не знакомил под роспись для дачи объяснений (согласно ст. 193 ТК РФ на это работнику дается два рабочих дня), чем нарушил положения указанной статьи ТК РФ. Из упоминаемой ответчиком в качестве основания для издания приказа об увольнении объяснительной записки Истца суд не усмотрел его конкретных виновных действий, которые могли бы послужить поводом для наложения дисциплинарного взыскания, тем более такого, как увольнение.

Заканчивая перечень оснований, по которым истец считает неправомерным наложение на него второго дисциплинарного взыскания в виде увольнения, адвокатом был дополнительно подчеркнут упоминаемый ранее тезис о том, что, как и первое взыскание, так и второе были наложены на истца в тот период, когда он уже не выполнял те должностные обязанности, за нарушение которых, по мнению ответчика, его было необходимо привлечь к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения.

В ходе судебного заседания было установлено, что формулировка основания и причины увольнения является неправильной, а увольнение по данному основанию – незаконным, и соответственно согласно ст.394 ТК РФ судом было принято решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию. Кроме того, согласно той же ст. 394 ТК РФ, если доказано, что неправильная формулировка основания и (или) причины увольнения в трудовой книжке препятствовала поступлению Истца на другую работу, то суд принимает решение о выплате работнику среднего заработка за время вынужденного прогула. К сожалению, собрать такую доказательную базу представляется крайне затруднительным, поэтому в удовлетворении данных требований истцу было отказано, что уже не было столь критично для него, так как основная цель судебного процесса – изменение формулировки основания увольнения, была достигнута.


Все дела данной области права